verh

Вячеслав Егоров: Хроническая перегрузка ОРИТ аморальна, противозаконна и опасна

Похоже, московский мэр Сергей Собянин погорячился, заявив, что столичная медицина нынче занимает одно из ведущих мест в мире. Об обратном говорят сводки с передовой этого фронта: из отделений реанимации московских больниц, – считает известный хирург, член общественного совета при Роздравнадзоре Вячеслав Егоров. Хроническая перегрузка ОРИТ и ситуации, когда врачи и медсестры работают за себя и за того парня, опасны для больных и создают порочный круг для профессионалов.

На круглом столе в Мосгордуме, посвященном состоянию столичного здравоохранения после оптимизации, Егоров рассказал об итогах недавнего исследования. Авторы решили проверить, достаточно ли сегодня медицинских работников в стационарах Москвы. «Вы ожидаете, попав в больницу, что вам будет предоставлена качественная медицинская помощь, – говорит Егоров. – Есть все законные основания на это рассчитывать, потому что федеральный закон гарантирует доступность и качество медицинской помощи, в том числе за счет наличия необходимого количества медицинских работников. Задачей нашего исследования было оценить качество оказания медицинской помощи по критерию наличия необходимого количества медработников в реанимационных, хирургических и терапевтических отделениях стационаров города Москвы».

На круглом столе Егоров представил одну часть исследования – анализ работы отделений реанимации. Руководству больниц Москвы разослали запросы от общественного совета о ежедневном количестве пациентов за последние полтора года и о штатном расписании. «Запросы направили в 41 стационар, – рассказывает Егоров. – 14 больниц их проигнорировали, от 13 больниц мы получили ответы по существу, отказы от 14, повторные отказы от двух больниц». Затем обработали детальные данные из трех больниц. «Каким образом проходила оценка данных? Определялось количество дней перегрузки в месяц и степень перегрузки отделения. Соответствие штатного расписания проводилось на основании приказов Минздрава о порядках оказания медицинской помощи».

«Из того, что мы обнаружили, оказалось, что значительную часть времени реанимации перегружены на 15-60 процентов, – говорит Егоров. – При этом они не укомплектованы необходимым количеством медперсонала. В дни перегрузки нагрузка на врача может составлять 150 процентов, на медсестру – 220 процентов. При этом сокращены санитарки. Для экономии расходов на зарплату они переведены в уборщицы. Что это значит? Они не имеют права осуществлять уход. Они могут только убирать. Ясно, что ни одна из реанимаций в таких условиях не может обеспечить должную доступность и качество медицинской помощи».

Почему так происходит и почему этому не уделяют внимание?  Медицинская статистика этого не видит. «Отчетность, которая сейчас существует, усредняет данные и скрывает дефицит кадров, – считает Егоров. – Взять, например, отделение реанимации в Городской клинической больнице №13. Количество коек 12. Если усреднять данные, количество пациентов в день 12,5. При этом число дней, когда отделение было перегружено, 14. Еще одна больница. Количество коек 9, средняя загрузка в день 8,9. Отделение не загружено по отчетам, которые предоставляет больница. А число дней с перегрузкой 17».

Что это значит для врачей? «Последствия хронической перегрузки создают порочный круг, – говорит Егоров. – Нет качества и доступности медицинской помощи. Есть повышенный риск врачебных и неврачебных ошибок. Есть высокая вероятность профессионального выгорания врачей и сестер. Нет условий для борьбы за тяжелых больных. Есть условия для ухода из профессии, особенно на фоне эффективных контрактов и действий СК. Это приводит к тому, что качество и доступность помощи еще больше снижаются».

Что это значит для пациентов? В реанимациях налицо игра случая, ставкой в которой может стать жизнь. «Вы можете получить качественную медицинскую помощь, а можете и не получить, если попали в перегруженное реанимационное отделение, в котором не хватает персонала. Это лотерея, в которую мы все играем».

«Хроническая перегрузка и недоукомплектованность реанимаций и вообще любых отделений аморальна, противозаконна и несет опасность в случае чрезвычайных ситуаций, – делает вывод Егоров. – Когда мы имеем перегруженные реанимации в заведомо нормальных условиях, то понятно, что рассчитывать на адекватную помощь в случае техногенных катастроф и чрезвычайных ситуаций нельзя. Об этой проблеме надо информировать пациентов и пациентские организации, мэра города, руководство департамента здравоохранения и МЧС».

С Егоровым согласна Людмила Сухомлинова, которая много лет руководила отделением реанимации в Городской клинической больнице №7. Я попросила ее прокомментировать нынешнее исследование. «Истинное положение в ряде случаев может оказаться еще хуже, – считает Сухомлинова. – Например, количество больных в отделении реанимации фиксируется только единожды в сутки по состоянию на утро каждой даты, что подчас не соответствует количеству реально пребывающих в отделении реанимации менее суток. Нередко именно это – самая тяжелая категория больных, требующая проведения напряженной интенсивной помощи в течение нескольких часов, не всегда с успешным ее завершением. Эта группа в статистический учет не попадает. Еще одна причина перегрузки отделений реанимации лежит в нерациональном использовании реанимационных коек. А в общем, этот доклад еще одно подтверждение невероятных “успехов” проведенной модернизации нашего здравоохранения, дополненной “охотой на ведьм”. Желающих работать в реанимации с полной отдачей сил, нередко на грани фола, без оглядки в сторону следственных органов и прокуратуры, стало намного меньше».

Егоров считает, что исправить ситуацию можно. «Для этого нужно изучить состояние указанного вопроса во всех больницах Москвы, легализовать дополнительные койки, проводить все расчеты по их фактическому количеству, доукомплектовать штат реанимаций соответственно штатному расписанию, изменить методологию расчета загрузки лечебных учреждений, – предлагает он. – Усредненные показатели деформируют статистику. Эта статистика искажает ситуацию и вредит больным, вредит врачам. Необходимо обязать больницы публиковать на своих сайтах ежедневные оперативные данные о текущей загруженности отделений и об их укомплектованности кадрами. Необходимо вернуть санитарок в отделения реанимации и в отчетность больниц. Сейчас, чтобы скрыть их отсутствие, они исключены из отчетности».

Впрочем, кроме отделений реанимации, в стационарах есть еще отделения хирургии и терапии. Больницы существуют не только в Москве, но и в замкадье. Остается вопрос: а там все в порядке?

Источник

26.04.2019