Минздрав РФ теперь не будет использовать показатель общей смертности для оценки качества медицинской помощи в стране. Из проекта программы госгарантий на 2017 год его убрали. Пресс-секретарь министра здравоохранения Олег Салагай объяснил это тем, что показатель общей смертности не характеризует качество и доступность медицинской помощи, поскольку в большей степени определяется демографическими процессами. Президент «Лиги защиты пациентов» Александр Саверский рассказал «НИ», чем опасно такое нововведение Минздрава и какие показатели действительно объективно отражают качество медпомощи.

– По рекомендациям ВОЗ, общая смертность населения должна быть одним из главных критериев для оценки качества работы системы здравоохранения. А наш Минздрав показатели смертности от болезней системы кровообращения, туберкулеза и злокачественных образований теперь учитывать не собирается. Как теперь получать объективные данные?

– Есть очень немного показателей, которые являются действительно объективными по отношению к оценке системы здравоохранения. Во-первых, оценка пациентов. Если мы устраиваем какие-то опросы, то мы имеем более-менее объективный взгляд со стороны. Вторым показателем является смертность. И этот инструмент оценки качества объективен, потому что находится не в руках самого Минздрава. Этого нельзя сказать о таком показателе, например, как заболеваемость.

Минздрав часто обвиняют в манипуляции цифрами, и часть этих обвинений справедлива. Первого показателя, а именно удовлетворенности населения здравоохранением, никогда не было в системе. На сегодняшний день отсутствуют даже инструменты сбора этой информации. И если теперь убрать единственный объективный показатель – смертность, это значит оставить все цифры в руках самого Минздрава.

– А почему Минздрав пошел на этот шаг и убрал показатель смертности?

– Явно что-то произошло с этим показателем. Поэтому они и задергались. Очень похоже на ситуацию в 2015 году, когда был форум Общероссийского народного фронта. Он должен был состояться в июле. Как вдруг в июне Росстат выдает данные, что впервые за 15 лет смертность выросла в России на 5,2%. Минздрав выпадает в осадок. Форум переносится на сентябрь. А к этому времени все цифры вдруг выравниваются. Все чудесно и замечательно. В тот же период Минздрав в лихорадочных поисках причин роста смертности обвиняет ВОЗ в том, что он ошибся со штаммом гриппа в этом году… И вот такими заявлениями они поставили под сомнение потребность всех прививок в мире. Минздрав РФ из одной засады попал в другую.

– Эксперты отмечают, что Минздрав серьезные проблемы прячет еще и в показателе смертности от «прочих причин». Так, за первое полугодие 2016 года он вырос на 10%.

– Этот механизм давно налажен. Минздрав прячет туда те показатели, которые невыгодно показывать. Если мы боремся с туберкулезом, то статистика обязана улучшаться. И тут начинают расти показатели смертности от «прочих причин». Но Минздрав никогда не скажет, что туда просто записали умерших от туберкулеза. Статистика в медицине очень опасная вещь. К примеру, главный специалист какой-то области раз озвучил цифру. Все, теперь каждый год минимум он должен показатели улучшать, иначе он не получит средства. Но вечно так продолжаться не может. Проблемы-то остаются. Куда их прятать? А в «прочие причины».

– Что теперь будет происходить?

– Вся отрасль начинает тут же мимикрировать под оставшиеся показатели, которые в руках Минздрава. Если сказали привить сто миллионов человек, то они об этом отчитаются. Не факт, правда, что сделают это на самом деле. К примеру, почему в 2014 году система расчетов в амбулаторном звене была переведена с оплаты за услуги на подушевое финансирование? Да потому что все четко понимали, что много приписок. Сразу после этого количество услуг упало на 300 миллионов: в 2013 году услуг было оказано 700 миллионов, а в 2014 году – 400 миллионов. То есть, 70% к 400 миллионам оказались приписками. А стационар у нас по-прежнему финансируется как оплата по услуге. Поэтому сколько там приписок – остается только догадываться.

– Как должна оцениваться и оплачиваться работа медиков?

– На мой взгляд, система должна получать только за труд. Врач находится на работе с 8.00 до 15.00, за это ему выплатят зарплату. За удовлетворенность пациентов, снижение смертности – ему премия. Всё. Как только вводится любой показатель, например, сколько врач должен привить пациентов, начинаются проблемы. Медик запишет столько, сколько нужно. Хотите услуги – нарисуем, хотите результат услуг – без проблем. Сначала объявим всех больными, потом успешно выздоровевшими. Надо как можно больше убрать показателей, оставив только объективные. Но нужно создавать очень важные инструменты сбора этой информации. Тогда будет картинка.

– В проекте программы госгарантий есть еще одно любопытное положение – сказано, что если у пациента при получении бесплатной медпомощи возникли проблемы, то их надо решать в досудебном порядке. Делать это должны будут главврачи больниц, страховые компании, органы Росздравнадзора и «общественные организации». Что это значит?

– Тот, кто это пишет, вообще ничего не понимает. Допустим, я урегулирую спор, если другая сторона – это стоматологический кабинет, который готов деньги отдать в досудебном порядке. А если человек умер в государственной больнице? Денег родственникам врачи не могут предложить, начальство им голову за это оторвет, потому что статьи расходов такой нет. Они в принципе не могут урегулировать этот спор в досудебном порядке. Деньги-то государственные. Нельзя урегулировать спор в досудебном порядке с госучреждением, не нарушив каких-нибудь законов. У нас с 1991 года в законе были прописаны этические кабинеты при лечебных учреждениях, которые и должны были рассматривать споры, конфликты. За 20 с лишним лет их просто не возникло. Кто должен этим заниматься? Сложнейшая проблема.

– А общественные организации смогут разбираться с претензиями пациентов до суда, как того хотят в Минздраве?

– Например, «Лига пациентов» – общественная организация, которая существует 16 лет. Да, мы создали методологию. Но защитили ли мы права пациентов в России? Конечно нет. Потому что это миллионы дел, которыми надо заниматься. У нас нет столько людей, денег на экспертов. Каждый случай требует экспертизы. А эксперт без денег работать не будет. Нужны и профессиональные юристы. Их работу тоже нужно оплачивать. А государство общественные организации не содержит.

Статья взята из источника: www.newizv.ru.

0
08.09.2016