Журнал Nature опубликовал традиционный список людей года. В 2020-м почти весь он состоит из имен тех, кто внес огромный вклад в борьбу с пандемией. Только трое из десяти номинантов отмечены за другие достижения. Мы решили познакомить читателей «Медвестника» с людьми, которые, по версии авторитетного журнала, сыграли в этом году едва ли не главную роль в противодействии COVID-19 в мировом масштабе.

Координатор усилий

Тедрос Адханом Гебрейесус, Генеральный директор ВОЗ; лидер общественного здравоохранения столкнулся с многочисленными проблемами, пытаясь сплотить мир против COVID-19.

Глава ВОЗ Тедрос Адханом Гебрейесус 15 апреля оказался в эпицентре политической бури. Накануне президент США Дональд Трамп заявил, что прекратит финансирование ВОЗ в ожидании отчета по мерам реагирования организации на пандемию COVID-19 и ее отношениям с Китаем. В ответ доктор Гебрейесус назвал США «щедрым другом» и подчеркнул стремление ВОЗ помогать каждой стране и каждому партнеру во время пандемии.

Тедрос Адханом Гебрейесус:

С самого начала нас тревожила геополитическая напряженность между крупными державами, и мы всегда выступали за глобальную солидарность

На протяжении 73 лет ВОЗ тушила пожары эпидемий, собирая информацию о сотнях вспышек заболеваний и консультируя страны по ответным мерам на них, работая напрямую со службами здравоохранения на местах. Тедрос Гебрейесус стал первым в истории организации генеральным директором — выходцем из Африки — после крупной эпидемии Эболы в 2017 году.

Имея опыт работы в области эпидемиологии и общественного здравоохранения, он дал обещание построить работу организации так, чтобы она могла предпринимать своевременные шаги для предотвращения кризисных ситуаций. И выполнял взятые обязательства: он завоевал доверие многих практиков и ученых своей открытостью и трудолюбием, а когда в 2018 году в Демократической Республике Конго вновь возникла вспышка Эболы, доктор Гебрейесус посетил страну несколько раз, подвергая себя большому риску. ВОЗ и местные службы здравоохранения справились с ситуацией, проведя вакцинацию 300 тысяч человек.

Но COVID-19 стал серьезным испытанием на прочность. 31 декабря ВОЗ получила сообщения о случаях вирусной пневмонии неизвестного происхождения в Ухане, запросила подробную информацию у китайских властей и «привела в боевую готовность» свою сеть. 27 января Тедрос Гебрейесус был в самолете, направлявшемся в Пекин, чтобы встретиться с президентом Китая Си Цзиньпином, а 3 дня спустя он объявил вспышку чрезвычайной ситуацией в области общественного здравоохранения, имеющей международное значение, призвав государства — члены ВОЗ отреагировать на угрозу.

Критики было много. Некоторые исследователи говорят, что глава ВОЗ был слишком щедр в своих публичных похвалах Китаю и что ему следовало быть более откровенным в отношении информации, которую Китай скрыл от организации, например, о первых задокументированных случаях. Гебрейесуса обвиняли в предвзятости и отсутствии твердости. Эксперты также говорят, что руководство организации следовало консервативному подходу при рассмотрении ограниченных научных данных. Это означало, что подтверждение передачи вируса от человека человеку в Китае, например, и признание роли бессимптомных носителей в распространении инфекции заняли слишком много времени, да и чрезвычайную ситуацию можно было объявить раньше.

ВОЗ отвергает эти обвинения. «Мы забили тревогу с того момента, как получили первые сообщения», — говорит ее глава. Более быстрое реагирование, даже если и было бы возможно, вряд ли повлияло на ход пандемии. В действительности даже после того, как ВОЗ объявила чрезвычайную ситуацию, многие страны по-прежнему не спешили вводить ограничительные меры. А Китай в ответ на жесткую критику организации мог вообще «закрыться» и не делиться никакой информацией.

Однако в июле США официально уведомили ВОЗ о своих планах выйти из состава организации в 2021 году. Правда, избранный президент США Джо Байден пообещал отменить это решение после вступления в должность в январе. А ведь даже с участием США ВОЗ серьезно недофинансируется с учетом той работы, которую она выполняет, считают эксперты общественного здравоохранения. Кризис в очередной раз выявил уязвимость ВОЗ как учреждения, которое обязаны финансировать государства-члены, а также проблемы, с которыми сталкивается руководство, пытающееся удержать организацию на плаву в мутных политических водах.

Тедрос Адханом Гебрейесус говорит, что все его усилия сегодня направлены на обеспечение равного доступа всех стран к вакцинам от COVID-19. Мир не минует эту стадию беспрепятственно, со всех сторон будут дуть политические ветра, но доктор Гебрейесус в своей неподражаемой манере обещает «просто опустить голову и пройти через это»…

Хедлайнер вакцины

Катрин Янсен, глава отдела исследований и разработок вакцин американской фармацевтической компании Pfizer; под ее непосредственным руководством практически молниеносно создана вакцина против COVID-19 по инновационной технологии.

Катрин Янсен знала, что идет на большой риск. Когда разразилась пандемия COVID-19, вакцины на основе матричной РНК были непроверенной технологией. Ни одной компании раньше не удавалось получить разрешение на использование хотя бы одной из них на людях. Но число смертей во всем мире росло, и в марте 2020 года Катрин Янсен пошла ва-банк и сделала ставку на новую вакцинную платформу.

Команде из 650 человек потребовалось 210 дней — от начала тестирования в апреле до завершения третьей фазы клинических испытаний в ноябре. И в течение всего этого времени Катрин занималась устранением клинических проблем с испытаниями вакцины, разбиралась с логистикой исходя из требований к хранению при очень низких температурах и регулировала вопросы, связанные с внедрением вакцины в производство.

Усилия с лихвой окупились. 2 декабря органы здравоохранения Соединенного Королевства одобрили вакцину компании для использования в экстренных случаях, открыв путь к массовой вакцинации. Это была первая вакцина против COVID-19, одобренная на основе данных клинических испытаний третьей фазы, вскоре последовали одобрения американского и европейского регуляторов. Угур Шахин, соучредитель и исполнительный директор компании BioNTech, партнера Pfizer по вакцине, считает, что успех во многом обусловила работа Янсен.

«Она абсолютно бесстрашна как ученый, — отзываются о Катрин коллеги. — И полностью уверена, что сумеет технически и интеллектуально решить любую проблему, которая может возникнуть в рамках такого сложного проекта».

Катрин Янсен имеет немалый опыт борьбы с вредными патогенами в сложных условиях. Именно она инициировала в Merck проект по борьбе с вирусом папилломы человека (ВПЧ) — инфекцией, вызывающей рак шейки матки, — даже несмотря на то, что многие коллеги уверяли: это исследование будет пустой тратой времени и денег. Но ее усилия в конечном итоге привели к созданию первой в мире вакцины против ВПЧ гардасил, которая, как ожидается, спасет миллионы жизней.

Катрин Янсен работала и над вакцинами против сибирской язвы и оспы в ныне несуществующей компании под названием VaxGen (вошла в состав Pfizer). Она улучшила пневмококковую вакцину компании, почти вдвое увеличив количество охватываемых бактериальных штаммов (с 7 до 13), снизив тем самым заболеваемость пневмонией, инфекциями крови и менингитом. Полученный продукт сегодня является самой продаваемой вакциной в мире. Гардасил занимает второе место. Однако продажи вакцины Pfizer/BioNTech против COVID-19 в 2021 году могут затмить их обе, вместе взятые.

…В тот день, когда стало известно, что в ходе испытаний вакцина показала эффективность более 90 %, Катрин выпила бокал шампанского в компании мужа и… снова вернулась к работе, которую выполняет последние 30 лет, чтобы спасти мир от другого смертельного патогена…

Взломщик кода SARS-CoV-2

Чжан Юн-Чжэнь, профессор Уханьского института вирусологии, руководитель команды китайских ученых, которые расшифровали и опубликовали первую геномную последовательность нового коронавируса.

Международная битва ученых против COVID-19 началась утром 11 января, когда вирусолог Чжан Юн-Чжэнь спустя несколько дней сомнений принял решение опубликовать в интернете геном вируса, вызывающего болезнь, похожую на пневмонию. Так мир узнал о новом коронавирусе, похожем на тот, что вызвал эпидемию SARS (тяжелого острого респираторного синдрома) в 2003 году. Исследователи немедленно приступили к изучению ключевых белков вируса, чтобы провести диагностические тесты и разработать вакцины.

Почему пойти на этот шаг оказалось непросто? Третьего января лаборатория Шанхайского клинического центра общественного здравоохранения, где тогда находился ученый, получила образец патогена. В тот же день китайское правительство распространило приказ, запрещающий местным властям и лабораториям публиковать информацию о вирусе. После 40 часов работы, в 2 часа ночи 5 января, член команды Чен Ян-Мей предупредил Чжана, что вирус связан с атипичной пневмонией. Позже в тот же день Чжан Юн-Чжэнь уведомил муниципальные органы здравоохранения Шанхая об угрозе и загрузил данные в репозиторий Национального центра биотехнологической информации (NCBI), управляемого Национальными институтами здравоохранения США.

Затем он дождался, пока NCBI обработает информацию, и спустя несколько дней отправил в Nature доклад о геноме, сам же поехал в Ухань, чтобы получить от врачей информацию о вирусе из первых рук. Редактор Nature посоветовал Чжану опубликовать последовательность. А 11 января, когда Юн-Чжэнь собирался вылететь в Пекин, ему позвонил давний соратник Эдвард Холмс, вирусолог-эволюционист из Сиднейского университета в Австралии, и попросил опубликовать данные в интернете.

Чжан пообещал Холмсу подумать, но бортпроводник велел ему повесить трубку.

Профессор размышлял о мрачных разговорах, которые вел в Ухане, о словах врачей, насколько все становится серьезно. И в конце концов согласился на размещение информации на веб-платформе virological.org, а также разрешил NCBI обнародовать геномную последовательность.

Эдвард Холмс утверждает, что команда задержалась из-за правительственного приказа, но сам Чжан говорит, что в то время не знал о приказе, однако предполагал, что некоторые чиновники будут недовольны, если он опубликует данные.

Ознакомившись с геномом, Таиланд через два дня идентифицировал вирус на своей территории, подтвердив тем самым, что источник угрозы пересек границу, а ученые во всем мире бросились изучать геномные последовательности с целью поиска лекарств и вакцины. А вот команде Юн-Чжэня временно было запрещено изучать вирус. Некоторые СМИ писали, что исследователей таким образом наказывают. Чжан не согласен с этим. Он говорит, что им было велено обновить протоколы биобезопасности после того, как он переместил оборудование во время работы над геномом, а к концу января команда возобновила секвенирование генома коронавируса.

Он также считает, что нерешительность Китая по поводу обнародования данных была вызвана осторожностью — еще памятна история, когда в 2003 году известный китайский ученый ошибочно решил, что атипичная пневмония вызвана бактерией. Неловкая ситуация несла репутационные потери.

Чжан Юн-Чжэнь до сих пор удивляется тому, как быстро был идентифицирован SARS-CoV-2. В 2003 году ученым потребовалось несколько месяцев, чтобы выявить SARS-CoV — причину атипичной пневмонии. Технология секвенирования нового поколения показала свою эффективность, а Чжан добился немалых успехов в ее применении. Он создал сеть лабораторий в Китае, чтобы попытаться отслеживать появляющиеся вирусы (вместе с Холмсом они изучают вероятности появления новых РНК-вирусов и надеются предсказать вспышки до того, как они произойдут). И хотя китайскому вирусологу не удалось сделать этого в случае SARS-CoV-2, он гордится признанием ученых и считает 11 января 2020 года поворотным моментом в истории всего мира.

Архитектор изоляции

Ли Ланьцзюань, эпидемиолог Чжэцзянского университета; настояла на закрытии Уханя в самом начале пандемии COVID-19.

Правительство Китая направило Ли Ланьцзюань с группой других экспертов в Ухань для оценки эпидемической ситуации 18 января. И несколько дней спустя 73-летняя эпидемиолог из Ханчжоу призвала немедленно закрыть Ухань с населением 11 миллионов человек. «Если инфекция продолжит распространяться, другие провинции также потеряют контроль. Экономика и общество Китая серьезно пострадают», — заявила она 22 января в интервью китайскому государственному телевидению. И это возымело действие.

23 января въезд и выезд из Уханя были заблокированы, весь транспорт остановлен, и людям было приказано оставаться дома. Планы поездок на китайский Новый год, который начинался 25 января, были отменены. В то время изоляция многим показалась чрезмерной: она длилась 76 дней и соблюдалась строго. Некоторые жители не могли получить медицинскую помощь и жаловались, что их оставили умирать.

Но план сработал. Эпидемиологи подсчитали, что такие беспрецедентные меры задержали распространение эпидемии по стране на 3–5 дней, и у других регионов было время подготовиться. А количество смертельных исходов за несколько недель упало на 80 %. Блокирование города с населением 11 миллионов человек, чтобы предотвратить распространение инфекции, само по себе было уникальным явлением.

Ли осталась в Ухане, чтобы помогать людям с COVID-19, и стала национальным символом самоотверженности врачей в условиях кризиса. Про нее очень много писали СМИ, а в социальных сетях окрестили «бабушкой Ли».

В этом нет ничего удивительного — Ли Ланьцзюань одна из так называемых босоногих врачей: родилась в бедной семье в Чжэцзяне, ее взяли на работу в провинциальный медицинский университет, начала учиться она далеко не в юном возрасте и специализировалась на гепатите. В 2003 году, находясь на посту директора департамента здравоохранения Чжэцзяна, она действовала решительно и приказала поместить на карантин тысячи людей, бывших в контакте с заболевшими тяжелым острым респираторным синдромом (SARS). Спорным было это решение или верным, но эпидемию удалось быстро остановить.

Беспрекословный авторитет и статус Ли означали, что политики прислушаются к ее совету об изоляции в масштабах города. Ее история контрастирует с историей другого врача из Уханя, офтальмолога Ли Вэньляна. В конце декабря он поделился в чате с друзьями, выпускниками медицинского факультета Уханьского университета, своими опасениями по поводу случаев атипичной пневмонии в центральной больнице Уханя. Городская полиция предъявила ему обвинение в распространении ложных слухов, но вскоре выяснилось, что Вэньлян заболел COVID-19. Болел он тяжело и умер 7 февраля, в предсмертных интервью СМИ призывал к прозрачности информации. Его жена была беременна вторым ребенком, когда он умер.

В конечном итоге Китай предпринял решительные действия, на которые очень многим странам не хватило смелости. И в этом большая заслуга таких людей, как Ли Ланьцзюань и Ли Вэньлян.

Проповедник науки

Энтони Фаучи, руководитель Национального института аллергических и инфекционных заболеваний США, главный инфекционист страны; возглавил борьбу США с COVID-19.

За более чем 40-летнюю карьеру исследователя инфекционных болезней Энтони Фаучи неоднократно был провозглашен героем и заклеймен как убийца. Самые преданные поклонники создавали бейсбольные карточки и куклы по его образу и подобию, в то время как другие соотечественники угрожали его жизни и преследовали его детей.

В качестве главы Национального института аллергических и инфекционных заболеваний США (NIAID) доктор Фаучи помогал шести президентам в тревожные для страны моменты преодолевать страхи общества перед атаками с применением биологического оружия и вспышками ВИЧ, лихорадки Эболы и Зика. В 2020-м во время пандемии коронавируса роль консультанта правительства и представителя по связям с общественностью сделала его главным врачом страны. Он генерировал повестку по реагированию на эпидемию, часто противоречащую пожеланиям президента Дональда Трампа, и одновременно лечил людей с COVID-19 и ВИЧ в клинике. Он работал по 18 часов в сутки 7 дней в неделю.

Энтони Фаучи:

Я пытаюсь донести до людей идеи общественного здравоохранения, чтобы спасти их жизни. Я появляюсь перед камерами, чтобы рассказывать людям правду.

Коллеги доктора Фаучи утверждают, что он сыграл ключевую роль в попытках помочь общественности понять, что такое наука и что можно сделать с научным знанием. Эти попытки встречали немалое сопротивление, но Энтони Фаучи не привыкать к трудностям. В разгар эпидемии СПИДа в 1988 году драматург Ларри Крамер прямо на обложке журнала San Francisco Examiner назвал Фаучи «убийцей» и «некомпетентным идиотом». Крамер и другие подобные ему активисты считали, что клинические испытания препаратов против ВИЧ, проводимые NIAID, продвигались черепашьими темпами, в то время как тысячи людей умирали. Когда группа протестующих собралась возле его офиса, доктор Фаучи пригласил их поговорить. Со временем он сумел выстроить диалог и наладить конструктивные отношения, и люди со СПИДом получили доступ к экспериментальным лекарствам. Это был революционный подход в то время, когда пациенты с заболеваниями совершенно ничего не знали о науке, направленной на их лечение.

Бывший президент США Джордж Буш назвал Энтони Фаучи героем и фанатом своего дела, когда доктор работал с его сыном Джорджем Бушем-младшим над Чрезвычайным планом по борьбе со СПИДом — глобальной программой по лечению людей с ВИЧ. Но в год пандемии непреклонная позиция главного инфекциониста, упрямо продвигающего меры общественного здравоохранения с целью замедления распространения COVID-19, весьма не устраивала властные круги, которые стремились снизить серьезность пандемии ради сохранения экономики США, и подвергалась резкой критике.

И если Дональд Трамп всего лишь угрожал, что может уволить ученого, то бывший советник президента Стив Бэннон, к примеру, откровенно заявил, что хотел бы увидеть голову Фаучи на пике у Белого дома. Сегодня за безопасность Энтони Фаучи отвечает федеральная охрана. По его словам, угрозы заставили его «больше разозлиться, чем испугаться».

Доктор Фаучи, которому в декабре исполнилось 80 лет, не планирует в ближайшее время уходить на пенсию. Он согласился остаться в NIAID и стать главным медицинским советником избранного президента Джо Байдена. На вопрос, что он будет делать, когда закончится пандемия, главный врач США отвечает, что с нетерпением ожидает того дня, когда сможет снова сосредоточить свое внимание на других насущных проблемах, таких как ВИЧ и гепатит С.

Ловец коронавируса

Гонсало Мораторио, вирусолог из Института Пастера и Республиканского университета в Монтевидео; помог Уругваю успешно противостоять коронавирусной пандемии.

пандемии.

Вирусолог Мораторио и его коллеги разработали тест на коронавирус и национальную программу проведения тестирования, которая помогла сдержать распространение COVID-19, когда инфекция охватила ближайших соседей Уругвая — Аргентину и Бразилию. В Уругвае один из самых низких уровней смертей в мире — 87 человек.

Гонсало Мораторио:

Мы словно в осажденной крепости. Мы тянем время. И все то время, которое мы покупаем, будет драгоценным, пока не появится спасительное лекарство или вакцина.

Получив в 2018 году степень постдока в Париже, молодой ученый планировал изучать, как мутируют вирусы и как сделать их менее опасными. Но в первые дни марта 2020-го он и другие исследователи Института Пастера со всей Америки встретились в сети, чтобы обсудить, что делать с быстро растущей вспышкой нового коронавируса. Все они сошлись во мнении, что пандемия не угрожает Уругваю. Эта страна с универсальным медицинским обслуживанием, надежной системой эпидемиологического надзора и относительно небольшим населением в 3,5 миллиона человек в основном избежала желтой лихорадки, вируса Зика и других инфекционных заболеваний, от которых страдают ее соседи.

Но Гонсало Мораторио понимал, что эта эпидемия необычна, и взвешивал риски. Надежный способ избежать распространения инфекции — масштабное тестирование и выявление положительных случаев. Но спрос на коммерческие диагностические наборы в мире стремительно рос. «Именно тогда мы поняли, что должны каким-то образом стать независимыми», — говорит ученый.

13 марта в стране подтвердили первые случаи заболевания и объявили чрезвычайную ситуацию в области здравоохранения. Правительство закрыло предприятия и школы, ограничило перелеты и пересечение границ, населению было предложено самоизолироваться. Тогда и был разработан свой собственный тест, в котором для обнаружения молекулярных сигнатур, уникальных для SARS-CoV-2, используется метод ПЦР, — простой и эффективный набор, состоящий из трех пробирок и занимающий только одну ячейку в амплификаторе. С помощью Минздрава была расширена сеть диагностических лабораторий. К концу мая в Уругвае выполнялось более 800 тестов в день, и важно то, что комплекты производились внутри страны. Очень быстро стали делать более 5 тысяч ежедневных тестов.

Жизнь в Уругвае в основном нормализовалась. Школы и рестораны открылись, люди снова вышли на работу. Даже Гонсало Мораторио и его команда постепенно вернулись к своим первоначальным исследованиям. Но и сегодня ученые остаются начеку.

Источник

0
06.01.2021