Во дворец потянулись лекари, шарлатаны и колдуны. Екатерина пила ослиную мочу, носила под фижмами платья мешок коровьего навоза, а связку оленьих рогов – внизу живота. Шарлатаны пользовали Екатерину отвратительными декоктами, зельями и бальзамами, от которых не было никакого проку. 

Знаменитая «Черная Королева» – королева Франции Екатерина Медичи – вышла замуж за принца Генриха Валуа по велению своего дядюшки, папы Климента VII. Всё это семейство провинциальных флорентийских банкиров выдвинулось на итальянскую политическую арену благодаря уму, крайней изворотливости и смелости, порой граничащей с наглостью и определённым цинизмом в соответствии с поучениями известного Никколо Макиавелли, современниками и верными последователями принципов которого они и были.

Дочь герцога Урбино Лоренцо Второго рано осталась сиротой. Её мать погибла от родильной горячки, а отец не прожил и недели после смерти супруги. Герцогство вернулось к прежнему владельцу, а оказывавший протекцию её отцу тогдашний Папа Лев X (в миру Джованни Медичи) к тому времени умер и не мог более покровительствовать семье Медичи. Но всего через пару лет новый дядюшка Екатерины кардинал Джулио Медичи стал папой Климентом Седьмым.

Екатерина Медичи
Екатерина Медичи

Спокойной жизни у Екатерины не было. Она стала разменной монетой в противостоянии папы и Императора Карла Пятого. В результате мятежей, осад и заговоров Екатерине с её тёткой всё же удалось отдаться в руки Климента Седьмого, который срочно решил «пристроить» родственницу. Франциск Первый предложил папе выдать племянницу за своего сына Генриха де Валуа, герцога Орлеанского, что было для папы просто сумасшедшей удачей! Екатерина по отцовской линии не была особо знатной особой, ведь её отец не был наследственным сувереном. А вот матушка её не подкачала! Собираясь всерьез дружить с папой Львом X, французский король выдал замуж за герцога Лоренцо высокородную графиню Мадлен де ла Тур д’Овернь, в родне у которой была куча родовитейших домов Европы. Таким образом, всё было тщательно подготовлено. В четырнадцать лет девушка стала невестой французского принца (правда, не наследного, но всё же).

Она не отличалась особой привлекательностью, но несла в себе все черты своего семейства. Невысокая, худощавая, с рыжей густой шевелюрой, она не произвела особого впечатления на иностранных дипломатов, с которыми встретилась в Риме. Единственная особенность, на которую указывали римляне, встречавшие невесту короля — взгляд василиска, такой тяжелый и пристальный, что, казалось, мог прожечь городские ворота. Екатерина решила удивить французов тем, в чём они были определенно сильны: свадебным нарядом. Её платье вызвало фурор, а изобретенные ею в соавторстве с одним из величайших мастеров-башмачников флорентийского Возрождения туфельки на высоком каблуке с подставкой убили весь французский двор наповал.

Свадьбу проводили в Марселе, куда приехал сам папа с толпою кардиналов. Четырнадцатилетние муж и жена были отведены в спальню, а придворная камарилья жадно накинулась на десерт, изобретенный, по слухам, юной невестой принца – массой, сбитой из густых сливок и разных ягод вместе со снегом. Всё это было посыпано молотой сахарной жжёнкой и явилось прообразом нынешнего мороженого. Масса намазывалась на печенье, но торопливые придворные накладывали лакомство в подвернувшиеся кубки и чаши и побыстрее ели ложками. Да и сейчас мороженное так и едят.

В качестве приданого Франция получала города Ливорно, Пизу и Парму, а также 130 000 золотых дукатов. Но папа Климент вскоре умирает, а его преемник отказывается выплатить приданое. Выгодная невеста внезапно стала нищей бродяжкой, а французский король горько плакался придворным, что жена сына приехала голой, без гроша за душой. Придворные мигом принялись травить итальянку, насмехаясь над её «купеческим» происхождением и итальянским акцентом, хотя и совсем лёгким. Ещё через два года в 1536 году внезапно умер от простуды дофин Франсуа де Валуа, старший брат её мужа, и Генрих стал наследником французской короны. Разгорячённый игрой дофин залпом выпил большую чашу ледяной воды, которую ему подал итальянский придворный, граф

Монтекукколи, впоследствии лишившийся за это головы. С этого момента о Екатерине пошли слухи, что она отравительница и даже колдунья.

Эти слухи преследовали её до самой смерти. «Наследник должен иметь детей» – эта непреложная истина феодальных институтов весьма заботила дофина Генриха. Рождение бастарда подтвердило в глазах двора его состоятельность как мужчины, и раздались голоса о расторжении брака. Екатерина серьёзно испугалась. Во дворец потянулись лекари, шарлатаны и даже маги и колдуны. Супруга дофина Франции пила ослиную мочу, носила под фижмами платья мешок коровьего навоза, а связку оленьих рогов – внизу живота. Шарлатаны пользовали Екатерину отвратительными декоктами, зельями и бальзамами, от которых не было никакого проку.

Спасителем принцессы оказался находившийся в свите Екатерины прорицатель, алхимик, врач и астролог Мишель Нострадамус. Знающий медик, пытавшийся противостоять чуме, Нострадамус предложил Екатерине «… выезжать на охоту верхом, совершать длительные прогулки в лесах и лугах, чаще находится на солнце и вблизи воды, а также странным и удивительным образом сгибать и распрямлять различные члены своего тела, делая это по нескольку раз на день…» Как бы там ни было, в январе 1544 года, 25 лет отроду, Екатерина Медичи родила мальчика, названного в честь находившегося на троне монарха, короля Франциска Первого. Дедушка даже разрыдался от счастья, узнав о рождении внука. Больше никаких проблем с зачатием у Екатерины не было. Она родила целых десять детей, но далеко не все они выжили при родах, а выжившие в большинстве не дожили даже до сорока лет.

Генрих очень любил детей и достаточно долго играл и возился с ними, что совершенно не характерно для такого большого вельможи. При этом он лично присутствовал на всех родах, бесконечно жалея супругу и молясь за неё. Через два года во время родов Екатерина едва не погибла, рожая близнецов-дочерей. Спасавшие Екатерину врачи буквально обломали ножки мертворожденной Жанне, чтобы извлечь Викторию, которая умерла через полтора месяца. После этого врачи настоятельно рекомендовали Екатерине и дофину не иметь детей, и Генрих забыл, где находится спальня королевы. Околдованный своей немолодой, но прелестной любовницей Дианой де Пуатье, бывшей на 20 лет старше его, Генрих ежедневно посещал в её замок. Екатерина так любила супруга, что все ему прощала. Став королем, Генрих почти открыто жил с любовницей, причём Екатерина не только ничего не говорила, но ещё и расположила Диану де Пуатье к себе, чтобы не огорчать супруга. Диана приняла её отношение и была весьма довольна. Выяснилось, что у детей Екатерины, как и у неё самой, слабые легкие. Доктора неоднократно диагностировали катары и плевриты. Тем временем Франциск Первый умер, и Генрих взошел на престол.

Правление его продолжалось 12 лет и закончилось довольно нелепой гибелью. Невзирая на плохие прогнозы астрологов и опасный возраст (40лет), король решил сразиться на турнире с молодыми рыцарями. После схватки с лейтенантом гвардии шотландцем графом Монтгомери, в которой копья противников были сломаны, молодой офицер отчего-то не поднял сломанное копье вверх, как диктуют правила. Острая и узкая щепка излома легко проникла под забрало Генриха Второго и, проткнув глаз, вонзилась глубоко в мозг. Король совершенно ослеп, промучился около десяти дней и умер.

Именно тогда и появился термин «чёрная королева». До этого он существовал разве что в шахматах, да и то не везде. Траурным считался белый цвет. Но Екатерина взяла черный и проходила так до самой своей смерти. Она дополнила свой герб изображением сломанного копья с девизом «От него все слезы и вся моя боль». Всю свою жизнь она помнила своего могучего красавца-мужа и носила по нему траур. Став регентшей, она занялась управлением страной. Её старшему сыну, королю Франциску II, было всего пятнадцать с небольшим. Король вскоре умер, не прошло и полутора лет. Огромный гнойный нарыв в ухе, поразивший и мозг, стал причиной его гибели. В те же времена погиб от сепсиса и король Наварры, отец Генриха Четвертого, раненый на войне аркебузной пулей, раздробившей плечо. В народе с удивлением смотрели на это истребление королей и даже сложили куплет:

Через ухо, плечо и глаз,

Три короля погибли у нас.

Через ухо, глаз и плечо,

Трёх королей у нас недочёт.

На трон взошел тринадцатилетний мальчик Карл IX, больной истерией и страдавший тяжкой одышкой, в которой проявлял себя туберкулез, как считают многие историки медицины. Последующие за этими событиями годы стали для французов ужасающим бедствием, с которым может сравнится, пожалуй, лишь наше Смутное время. Ужасные религиозные войны, избиение тысяч гугенотов католиками, а также тысяч католиков – гугенотами, вторжение чужеземных войск, нападения и осады… Как апофеоз всему – Варфоломеевская ночь, которая на самом деле была не только в Париже, а по всей Франции, и длилась не сутки, а около месяца, унеся совершенно невообразимое число человеческих жизней. Мы не будем в это углубляться, но отметим, что тревога за судьбу династии, вызванная гибелью детей и супруга, отчасти объясняет, отчего Екатерину Медичи делают вдохновительницей этих событий.

Неистовая жажда сохранить единство Франции и целость династии вели королеву-мать по пути насилия. Карл IX умер 23 лет, совсем молодым. Отравление короля – скорее всего вымысел, ему хватило острого туберкулёза, уничтожившего его лёгкие. Перед смертью Карл назначил свою мать регентшей. Герцог Алансонский, пользуясь тем, что его старший брат Генрих стал польским королем, возмечтал стать королем сам. У младшего принца всё всегда получалась отвратительно. Поход в Антверпен закончился гибелью всего войска, Елизавета Английская, которую уже почти уговорили выйти за него, категорически в том отказала. Ненавистный ему старший брат примчался из Польши и возложил на себя корону Франции. Даже заговор – и тот совершенно не удался! Младший Валуа не был отравлен, какие бы ни ходили об этом сплетни, и как бы ни пытался это внушить весельчак Александр Дюма. Он умер от истощения и от того же самого туберкулёза, от которого умер Карл IX, его старший брат.

Впрочем, и сестричка его, Маргарита Наваррская, была нисколько не лучше братца. Своим распутным поведением она сумела так разозлить свою матушку, что та в ярости велела её заточить. Позже Маргариту вернули мужу Генриху Наваррскому. Сам большой женолюбец и Дон Жуан, Генрих был изумлен поведением Маргариты, не просто менявшей любовников как перчатки, но и добившейся значительного успеха в лесбийской любви. Королева-мать спасла её, но Маргарита Наваррская не оставляла своих привычек. Она бежала от Генриха, по слухам попытавшись опоить его ядом и даже разрядив в него пистолет. Пара дюймов – и у Франции не было бы Анри Четвертого. Наконец, матери надоели её выходки, любовника её казнили, а сама Маргарита оказалась в замке д’Уссон. Маргарита прожила целых 62 года, что удивительно для этой семьи. Старая королева была законодательницей мод в тогдашней Европе. Корсеты с пружинами, китовым усом, металлическими пластинами и шнуровкой изобрела именно она. Красавицы, затянутые в такую сбрую «с ноги», падали в обморок штабелями, как кучи осенних листьев. Сдавливавшие тело корсеты носили почти 400 лет, уродуя и калеча будущих детей, до последнего соблюдая осиную талию.

Екатерина Медичи любила и ценила искусство. В её собрании почти пятьсот картин, множество статуй, ювелирных изделий, сейчас всё это богатство в Лувре. Её достижения в кулинарии и архитектуре бесспорны. Достаточно раскрыть несколько старинных рецептов, или взглянуть на дворец в Тюильри, или часовню Валуа в Сен-Дени. Балет тоже прикатил в Париж из Италии вместе с королевой. Старая королева умерла в Блуа. Знаменитый хирург Амбруаз Паре, вскрывавший тело, сообщил об ужасном состоянии легких с огромным гнойным нарывом слева. Современные специалисты, в частности профессор университета Тулузы Ж. Лоран и его итальянский коллега, историк медицины из Падуанского университета Андреа Канноне, полагают, что это был застарелый плеврит. Сын Екатерины Генрих Третий ненадолго пережил мать, всего через восемь месяцев монах Жак Клеман насмерть поразил его кинжалом. Корона досталась Генриху де Бурбону, королю Наварры, бывшему гугеноту, запустившему поговорку про Париж и мессу.

Источник

0
15.03.2019