5 марта 1624 года к хирургу Вильгельму Фабри поступил пациент со стальным осколком в роговице глаза. Три дня бился знаменитый врач, пока его жена, повитуха Мари Фабри, не извлекла инородное тело магнитом. Это была первая в истории современной медицины операция, которую придумала и осуществила женщина.

“Herrn Guilhelmi Fabricii von Hilden Längstbegehrte vollkommene Leib- und Wund-Artzney”, Франкфурт-на-Майне, 1652. Стр. 531

Богатый крестьянин Бенедикт Баркен из деревни Ми (Mies) между Женевой и Лозанной покупал в лавке сталь. Оценивая качество металла, он колотил болванки друг о друга. При ударе частичка попала Баркену в глаз и углубилась в роговицу, оставив на поверхности след в форме звезды. Окружной врач не мог облегчить жуткую боль и направил пострадавшего в Берн (ныне столица Швейцарии). Баркен преодолел 150 километров, чтобы попасть на приём к Фабри.
То был крупнейший специалист по ранам и травмам. Он спасал почти оторванные ядрами конечности и придумал разделить ожоги по степеням. Научился удалять поражённую часть печени при колотых ранах, а в 1618 году впервые успешно извлёк камень из желчного пузыря.

Вильгельм Фабри в 1620 году.
Художник Бартоломеус Зарбург.
Городской архив Хильдена.

Как и сейчас, жизнь видного хирурга в те времена — сплошные поездки. Тогда они были намного опаснее. На большой дороге врачей грабили разбойники, по несколько раз за вояж. Неоднократно после трудной операции Фабри от усталости засыпал в дороге и падал с коня. Как-то весь день шёл он к пациенту по глубокому снегу, и слёг с тяжёлым приступом. Думал на привычную уже невралгию. Оказалась манифестация подагры, которая его в конечном счёте и погубила.
В 1612 году, вернувшись из дальнего путешествия, Фабри обнаружил, что вся его семья заразилась от больных чумой — жена доктора вела приём в его отсутствие. Две дочери умерли, а Мари, верная помощница и ассистент при сложных операциях, выжила чудом.

Госпожа Фабри — дочь женевского печатника Юсташа Колине. Вышла замуж за Вильгельма в 1587 году после того, как он выполнил «шедевр», т.е. работу, позволяющую вступить в цех цирюльников. Это была редкая и очень сложная для того времени операция ущемлённой грыжи. В качестве приданого Мари Колине получила профессию повивальной бабки. Тогдашние повитухи знали 2-3 приёма, строением женского организма не интересовались. Фабри на чём свет стоит ругал повивальных бабок, не имеющих понятия о плаценте: если бы они могли определять предлежание в конце беременности и вовремя предписывали постельный режим! Тогда бы роженицы не успевали потерять много крови до появления хирурга, выполняющего кесарево сечение. Мари была совсем не такая. Она не только диагностировала предлежание, но самостоятельно делала и кесарево сечение, и другие операции. Если Фабри за свою карьеру извлекал мёртвый плод 40 раз, то Мари – 30.

Вильгельм Фабри оперирует опухоль молочной железы. Фотокопия картины, написанной к 300-летию со дня смерти хирурга (1934).
Справа изображена Мари, которая ведёт протокол операции.

Своих детей у них было восемь. И как раз это побудило Мари учиться у мужа, всячески ему помогать. При тогдашнем быте иметь восемь детей для женщины значило погрязнуть в готовке, стирке, уборке, пошиве платья и мелочных расчётах. Мари сделала всё, чтобы её муж стал преуспевающим хирургом, который способен нанять для чёрной работы столько прислуги, сколько понадобится.

Фактически дом Фабри превратился в клинику. Пока хозяин в командировке пользовал какого-нибудь маркграфа или герцога, его пациентов вела жена.
Но положение директора клиники обязывало её оставаться на месте во время эпидемий, когда прочие врачи бежали из города citius, tantius, longius («побыстрее, подальше и подольше»). Поэтому из восьми детей от разнообразных инфекций погибли семеро. Последний выживший сын Иоганн также стал известным врачом. Пациенты шли к супругам Фабри толпами.

После смерти родителей Иоганн составил сборник 600 интересных случаев из их практики. Заноза в глазу Бенедикта Баркена фигурирует там под номером 421.
Пока пострадавший добирался из Лозанны в Берн, боль в глазу утихла, воспаление прошло. Но осталось неприятное ощущение присутствия инородного тела. Осмотрев пациента, Вильгельм Фабри нашёл, что он обжора, и посадил его на строгую диету. Не помогло. Потом сделал ему кровопускание. Тоже безрезультатно. Тогда Фабри пустил в ход свои самые совершенные инструменты — копьевидные иглы. Но кусочек железа был слишком мал. Два дня ковырялся хирург в глазу несчастного. На третий жена подала идею вытянуть осколок магнитом.

Операция извлечения инородного тела роговицы, разработанная Фабри. Иллюстрация из “Энциклопедии” Дидро и д’Аламбера.

Сначала она определила рабочий полюс, то есть тот, который притягивал намагниченные ударами молота опилки, а не отталкивал их. Обернула магнит чистой салфеткой и приступила к операции. Вильгельм превратился в ассистента. Он держал веки, пока Мари подносила магнит. Было несколько подходов. Едва осколок пришёл в движение, боль стала такой острой, что Баркен не мог её выдерживать продолжительное время. Наконец инородное тело выскочило и прижалось к магниту. Пациент промыл глаза чистой водой. Вскоре он был совершенно здоров.

Фабри позаботился о приоритете своей жены: отправил коллеге в Базель открытое письмо с рассказом, как было дело. Журналы тогда ещё не придумали. Их заменяли копии открытых писем, которые рассылали общим знакомым. Это письмо вошло в печатный сборник. Оно считается официальной публикацией. Операция извлечения металлической стружки магнитом актуальна по сей день, с той разницей, что теперь используют электромагнит, а глаз обрабатывают антисептиками и антибиотиками.

Источник

20.09.2019