verh

Задумываться о старении  нужно с юных лет, а стать приверженцем ЗОЖ можно и в почтенном возрасте. Так считает директор научно-исследовательского медицинского центра «Геронтология»  в Москве доктор мед. наук,  профессор Кирилл Прощаев, который принял участие в работе международной конференции «Академические  геронтологические чтения  к 80-летию академика Е. Ф. Конопли» в НАН Беларуси.
Кирилл Иванович, каковы сегодня основные тенденции геронтологии и гериатрии?
Прежде всего уйти от понятия болезни в пожилом возрасте. Главная задача — сохранять функциональность. И неважно, есть у человека деменция или нет, передвигается он на коляске или нет, лежачий он или мобильный. Разработана система мер, направленная на человека как на социальный объект.
Однако к периоду старения надо подготовиться, чтобы максимально долго оставаться функциональным. Так что сегодня гериатрия переключилась с классической на профилактическую: направлена на людей зрелого возраста (45–60 лет).
В своем выступлении вы сказали, что антивозрастная медицина и превентивная гериатрия сегодня, по сути, объединились в медицину проэйдж. В чем она заключается?
Проэйдж решает задачи профилактики для каждого конкретного человека. Ведь помимо общих факторов риска есть индивидуальные (генетическая предрасположенность, особенности течения биохимических реакций и др.). Их надо выявить еще на доклинической стадии.
В целом за последние 10 лет кардинально поменялись представления о преждевременном старении. Раньше нам говорили, что дело в активации патологических процессов, отчего развивается функциональная недостаточность — состояние предболезни. Но оказалось, что «стартует» все гораздо раньше — с молекулярной иммобилизации. Именно она в конечном итоге активирует патологические процессы.
Поясните, как проявляется молекулярная иммобилизация.
Скажем, у человека еще нет когнитивного дефицита, но уже есть дефицит аминокислот, которые являются нейромедиаторами. Значит, их недостаток необходимо восполнить. Совместно с Институтом физико-органической химии НАН Беларуси наш центр запустил проект «Геронтион», который направлен на разработку клеточных хроноблокаторов. Это препараты нового поколения, которые воздействуют еще на доклинической стадии. На данный момент в клиническую практику введено 6 наименований.
 
Медицина проэйдж — движе- ние новое. Оно уже как-то реализуется?
Пока его наиболее активно подхватили специалисты из области антивозрастной медицины (в т. ч. терапевты, гинекологи, эндокринологи, косметологи). Теме проэйдж посвящено немало конференций и форумов. Все они направлены на то, чтобы насытить врачей информацией. Надеюсь, в скором времени количество перейдет в качество.
А как отнеслись к новому направлению пациенты?
Пациенты понимают важность проэйдж. В нашем центре создано отделение функционального долголетия. Его работа направлена на профилактику возраст-ассоциированной патологии. Когда мы только начинали, первые пациенты приходили с жалобами на внешность: мешки под глазами, морщины, седые волосы. Потом уже стали задумываться о здоровье — что надо поправить в организме, чтобы выглядеть лучше? Затем появились люди, которые осознавали свои проблемы, но стремились улучшать качество жизни. А потом и те, кто обратил внимание в первую очередь на состояние головного мозга.
На данном этапе многие клиники антивозрастной медицины оказались к этому не готовы — они не предлагали программ когнитивной профилактики. К слову, в последние годы пациентам эстетическая часть старения уже не так важна.
Когда пора задуматься о старении?
Как можно раньше. А вот после 30 лет необходимо четко осознавать: для сохранения функциональности следует следить за здоровьем. Вообще, на мой взгляд, общество должно поменять отношение к возрасту. Он может быть значимым для каждого конкретного человека. А возраст другого человека меня в принципе интересовать не должен. Если общество борется с гендерной, сексуальной, расовой дискриминацией, то нужно, чтобы ушла и тема эйджизма. Повторюсь, прежде всего важна функциональность.
22.04.2019