Главный внештатный специалист по лучевой диагностике ДЗМ Сергей Морозов – о том, что представляет собой телемедицина, о методологии и дальнейших направлениях ее развития.

Автор: Олег Петровский

С.П. Морозов, Директор «Научнопрактического центра медицинской радиологии Департамента здравоохранения Москвы» (НПЦМР ДЗМ), д.м.н.
С.П. Морозов,
Директор «Научнопрактического
центра
медицинской радиологии
Департамента
здравоохранения Москвы»
(НПЦМР ДЗМ), д.м.н.

– Сергей Павлович, где и когда в мире началось применение телемедицинских технологий?

– Телемедицина – как применение электрических и электронных средств телекоммуникаций в медицинских целях – ведет свою историю со второй половины XIX века. Формирование же понятия «телемедицина» и развитие методологии начались в середине XX столетия. Технически современная телемедицина базируется на цифровых технологиях, интернете, мобильных компьютерах и, конечно же, на цифровом диагностическом оборудовании. Но ключ вовсе не в технологиях, а в методологии. То есть в том, каким образом наиболее эффективно применять информационные технологии для решения конкретных медико-организационных задач.

– Тогда о методологии. В 2016–2017 годах шли баталии вокруг закона о телемедицине. На рассмотрении Госдумы было два варианта законопроекта, один был разработан Минздравом России, другой – представителями интернет-сообщества, включая «Яндекс» и Институт развития интернета. Почему был принят более консервативный вариант Минздрава России?

– Принятый вариант не консервативен. В принятом федеральном законе отражены исключительно те формы и возможности телемедицины, безопасность и эффективность которых доказаны практикой и обширными научными исследованиями. Это полностью соответствует международному опыту нормирования телемедицинской деятельности. Часто ссылаются на законодательство США – так вот, зарегулированность телемедицины там на порядок больше. Запуск новых функций или процедур осуществляется только с разрешения профессиональных врачебных сообществ и только после серий рандомизированных испытаний.

– Возможности Единой медицинской информационной аналитической системы (ЕМИАС) соответствуют закону о телемедицине? Позволяет ли система, как это сказано в законе, «дистанционное наблюдение за состоянием здоровья пациента», которое «назначается лечащим врачом после очного приема (осмотра, консультации)»?

– Телемедицина разделяется на 2 методологических направления: клиническое («врач-врач») и пациент-центрированное («пациент-врач»). Это разделение зафиксировано и в нормативно-правовой документации. Дистанционное наблюдение (телемониторинг) относится к направлению «пациент-врач» и реализуется специальными средствами и информационными системами. Они могут быть интегрированы с медицинскими информационными системами, в том числе с ЕМИАС, а могут существовать отдельно, быть «иными информационными системами».

– Какие лечебные направления медицины больше всего будут пользоваться телемедициной – онкология, хирургия, скорая помощь?

– Телемедицинские технологии – это инструмент системы здравоохранения. Его применимость и эффективность определяются не медицинской специальностью, а целесообразностью. Телемедицина должна использоваться для решения конкретных проблем, существующих в данной системе здравоохранения (городской, областной, окружной). Например, если в данной административно-территориальной единице есть нехватка кадров в сфере лучевой диагностики, то можно внедрить телерадиологию. А если есть проблемы с маршрутизацией, например, пациентов с новообразованиями костей и суставов, то телемедицинскую сеть надо разворачивать между ортопедическими и онкологическими учреждениями. Технически и методически есть возможность применять телемедицину в любой медицинской сфере. Но, как и всякий инструмент, телемедицина нужна не всегда и не везде. Для ее обоснованного использования должны быть определены задачи, показания, контрольные метрики.

– Есть ли сервисы в структуре Департамента здравоохранения города Москвы, кроме Единого радиологического информационного сервиса (ЕРИС), которые позволяют пациентам и врачам пользоваться телемедицинскими услугами?

– Сейчас идет интенсивная работа по интеграции ЕРИС и ЕМИАС. Таким образом, уникальная разработка НПЦМР будет трансформирована в часть информационной системы в сфере здравоохранения Москвы. В апреле стартовал проект по дистанционному контролю состояния здоровья на базе нескольких городских поликлиник.

– Какие технические проблемы внедрения телемедицины решены, какие предстоит решить (разрешение мониторов и камер, скорость передачи информации и т.д.)?

– Развитие телемедицины более не связано с развитием информационных технологий. Теперь это эволюция методов, подходов, накопление результатов научных исследований для формирования доказательной телемедицины. Информационные технологии в успехе или неудаче внедрения телемедицины играют второстепенную роль. Первостепенное же значение имеют: тщательное определение целей для внедрения, конкретных медико-организационных задач, которые будут решаться с помощью телемедицины. Технический прогресс идет своим чередом, 15 лет назад больнице для проведения видеоконференций нужно было получить канал с фантастической для тех времен скоростью передачи данных в 512 кбит/с. Сейчас пропускная способность каналов медицинских организаций исчисляется десятками мегабит в секунду. Телемедицина была и тогда, есть и сейчас. С точки зрения технологий, речь должна идти о стандартизации, интероперабельности (технологической открытости. – ММ), обеспечении централизованного доступа к данным и, безусловно, о постоянной актуализации средств защиты и обеспечения безопасности.

– Какое дополнительное оборудование может понадобиться, например, носимые пациентами гаджеты?

– Согласно закону № 242-ФЗ, для дистанционного контроля состояния здоровья пациентов могут использоваться исключительно медицинские изделия. Соответственно, любой прибор или аппаратно-программный комплекс, который предлагается пациентам для самостоятельного использования и телемониторинга, должен пройти процедуру государственной сертификации. Подобная практика существует во всем мире, она обеспечивает безвредность и качество телемониторинга. Вместе с тем, надо отдельно рассматривать технологии, которые помогают человеку вести здоровый образ жизни. Например, планировать и учитывать физические нагрузки, контролировать диету. Человек применяет соответствующие устройства на свой страх и риск, соответственно, эти устройства не сертифицируются. Если же фитнес-трекеры «погружаются» в курс амбулаторного наблюдения, например, пациентов с сахарным диабетом и повышенной массой тела, осуществляемый под контролем врача, который еще к тому же несет ответственность за пациента, то регистрация этих приборов в качестве медицинских изделий обязательна.

Источник

10.09.2018