В Беларуси дан старт реализации программы лечения пациентов с немелкоклеточным раком легкого и уротелиальным раком с помощью нового метода иммунотерапии. Об этом в интервью «Медвестнику» сообщил заведующий онкологическим (торакальным) отделением РНПЦ онкологии и медрадиологии им. Н. Н. Александрова, кандидат мед. наук Павел Короткевич.

Павел Короткевич, заведующий онкологическим (торакальным) отделением РНПЦ онкологии и медрадиологии им. Н. Н. Александрова, кандидат мед. наук.

Павел Евгеньевич, иммунотерапия при злокачественных новообразованиях появилась в мире не так давно. В чем суть этого метода?

Механизм действия иммунотерапии кардинально отличается от тех методов, которые применялись в онкологии на протяжении последних десятилетий. В отличие от стандартной химиотерапии, направленной непосредственно на опухолевые клетки, иммунотерапия действует другим способом. Она активирует собственную иммунную систему организма на уничтожение опухолевых клеток. В норме у каждого человека ежедневно образуются такие клетки, но иммунная система мгновенно распознает их и убивает, поэтому они не успевают размножаться. Процесс распознавания собственных нормальных клеток организма происходит благодаря особым белкам на поверхности Т-лимфоцитов, их называют контрольными точками. Чтобы обойти иммунную защиту, опухолевые клетки пытаются подстроиться под нормальные, воздействуя на белок PD-L1. В итоге идет сложный процесс блокировки иммунитета, Т-лимфоциты перестают распознавать чужеродные для организма клетки, начинается опухолевый рост и развитие метастазов.

Препараты для иммунотерапии рака направлены на разблокирование иммунной системы, чтобы заставить ее опять работать против раковых клеток. За открытие этого прорывного метода в 2018 году была присуждена Нобелевская премия в медицине. На сегодняшний день в мире зарегистрировано несколько таких препаратов — ингибиторов контрольных точек. И с этого года один из препаратов (МНН: атезолизумаб) стал доступным для граждан нашей страны. Такая возможность появилась благодаря приказу Минздрава № 610 от 04.06.2020, которым утверждена программа лечения пациентов с немелкоклеточным раком легкого и уротелиальным раком (с текстом приказа можно ознакомиться на сайте «Медвестника». — Прим. авт.).

Почему именно эти два вида новообразований были выбраны для внедрения метода иммунотерапии рака в нашей стране? И какие результаты лечения можно ожидать?

Разрабатывая программу лечения онкопациентов методом иммунотерапии, мы взяли за основу мировой опыт. Рак легкого — одна из патологий, при которой иммунотерапия показала довольно высокую эффективность. Первоначально в международные клинические исследования включались пациенты с отдаленными метастазами либо нерезектабельной опухолью, у которых развилось прогрессирование заболевания на фоне химиотерапии. В таких случаях назначается 2-я линия химиотерапии, однако, как правило, это не дает желаемого эффекта, позволяя лишь на несколько месяцев продлить жизнь пациенту. В исследованиях сравнивали продолжительность жизни при стандартной химиотерапии и иммунотерапии. Было показано, что иммунотерапия дает результат: пациенты живут дольше с лучшим качеством жизни. Есть пациенты, которые живут два и более года, что в принципе невозможно при стандартной химиотерапии. Да, такой эффект не у всех, а лишь примерно у 30 %, но для рака легкого это огромное достижение. Поэтому все больше стран включают метод иммунотерапии в национальные протоколы лечения метастатического рака легкого.

Как часто выявляется рак легкого в нашей стране?

Ежегодно в Беларуси выявляется порядка 4,5 тысячи новых случаев рака легкого. В структуре смертности от злокачественных новообразований у мужчин он находится на первом месте. 85 % вновь выявленных случаев приходится на немелкоклеточный рак. К сожалению, этот вид опухоли сложно диагностировать на ранних стадиях. Причем это проблема абсолютно всех стран. Только 30 % пациентов поддаются радикальному хирургическому лечению. Все остальные имеют либо местно-распространенный процесс, требующий комплексного лечения (комбинация хирургического, лучевого и химиотерапевтического методов), либо 4-ю стадию с метастазами в других органах. Таких пациентов порядка 1,5–2 тысячи в год. Они получают химиотерапию, направленную на продолжение жизни.

Теперь у этих пациентов появился новый шанс в виде иммунотерапии?

Да, но не у всех, а только у тех из них, кто соответствует определенным критериям и у кого мы ожидаем максимальной эффективности иммунотерапии. Все это четко прописано в программе, утвержденной приказом Минздрава № 610.


Критерии включения пациентов в программу иммунотерапии

Пациенты с местно-распространенным или метастатическим немелкоклеточным раком легкого при соблюдении следующих критериев:

  • гистологически подтвержденный плоскоклеточный рак и аденокарцинома легкого;
  • местно-распространенный или метастатический немелкоклеточный рак легкого у пациентов с прогрессированием заболевания в течение 12 месяцев с момента прохождения химиотерапии и невозможности выполнения радикальной операции;
  • экспрессия PD-L1 ≥10 % на иммунных клетках при иммуногистохимическом исследовании опухолевой ткани;
  • общее состояние по шкале ECOG 0–1;
  • наличие измеряемой первичной опухоли или метастазов по системе RECIST 1.1 при рентгенологическом исследовании.

Пациенты с местно-распространенным неоперабельным или метастатическим раком мочевого пузыря, лоханки, мочеточников при соблюдении следующих критериев:

  • гистологически подтвержденный уротелиальный рак;
  • неполучение пациентами системной химиотерапии на основе препаратов платины или получение адъювантной/неоадъювантной химиотерапии 12 месяцев назад и более с момента прогрессирования заболевания, при наличии противопоказаний к применению цисплатина или пациенты с прогрессированием заболевания в течение 12 месяцев с момента прохождения химиотерапии на основе препаратов платины;
  • экспрессия PD-L1 ≥5 % на иммунных клетках при иммуногистохимическом исследовании опухолевой ткани;
  • общее состояние по шкале ECOG 0–1;
  • наличие измеряемой первичной опухоли или метастазов по системе RECIST 1.1 при рентгенологическом исследовании.

Как пациент может попасть в программу? Его должен направить онколог, у которого он наблюдается по месту жительства? Знают ли онкологи в областных и районных онкодиспансерах о программе иммунотерапии рака? 

Приказ Минздрава № 610 доведен до региональных онкодиспансеров, более того, мы сделали и разослали информационное письмо, где в максимально доступной и понятной форме изложили критерии первичного отбора пациентов и их включения в программу, организацию лечения и всю связанную с этим логистику.

В задачу онкологов на местах входит первичный отбор пациентов с раком легкого и уротелиальным раком. Критерии первичного отбора ведь предельно просты. И если врач видит, что пациент соответствует требованиям, то выписывает направление на иммуногистохимическое исследование для оценки экспрессии PD-L1. Этот показатель говорит о чувствительности опухоли к иммунотерапии. Исследование выполняется в молекулярно-генетической лаборатории канцерогенеза на базе нашего центра. Экспрессия PD-L1 на иммунных клетках от 10 % и выше при раке легкого, от 5 % и выше при уротелиальном раке позволяет рассчитывать на более высокую эффективность иммунотерапии.

Решение о включении пациента в программу принимается только республиканским врачебным консилиумом, который организуется в нашем центре. Важный момент — оценка состояния пациента и распространенности опухолевого процесса на текущий момент. Предпочтительным методом обследования является спиральная компьютерная томография грудной клетки, брюшной полости и таза с контрастным усилением либо полноконтрастная позитронно-эмиссионная томография, совмещенная с компьютерной томографией.

Как проходит процесс лечения методом иммунотерапии?

Лечение проводится на базе РНПЦ ОМР им. Н. Н. Александрова, госпитализация в большинстве случаев не требуется. Препарат вводится в виде внутривенной капельной инфузии. Первый этап рассчитан на 4 введения препарата с интервалом в 3 недели. Далее выполняется контрольная КТ и врачебным мультидисциплинарным консилиумом оценивается эффективность лечения опять же по определенным строгим критериям. Если ответ на иммунотерапию есть, лечение может быть продолжено.

На какой эффект можно рассчитывать, исходя из международного опыта применения метода иммунотерапии? Были ли клинические случаи, которые вас удивили?

Критерием частичного ответа является уменьшение суммы размеров опухолевых очагов более чем на 30 % по сравнению с исходными без появления новых очагов. Если это достигается на первом этапе, лечение продолжается. Критерий полного ответа — исчезновение всех экстранодальных опухолевых образований. Международные исследования показывают, что такой эффект достигается у 15–30 % пациентов. В мировой практике были очень необычные случаи, когда на фоне иммунотерапии исходно неоперабельная местно-распространенная опухоль уменьшалась в размерах, хирурги шли на операцию и удаляли опухолевое образование. После чего исследовали его гистологически — и оказывалось, что там были лишь единичные опухолевые клетки, окруженные огромным скоплением иммунных клеток. То есть иммунная система практически полностью уничтожила опухоль. Это говорит о том, что у части пациентов можно ожидать действительно очень хорошего эффекта.

После старта программы пришлось ли столкнуться с какими-либо сложностями?

К сожалению, да, это связано с первичным отбором пациентов в программу в регионах. Несмотря на то что во все региональные онкодиспансеры были направлены приказ Минздрава и разъяснительные письма, возникает ощущение, что онкологи на местах невнимательно читали эти документы. Некоторые не направили ни одного пациента, другие направляют пациентов, не соответствующих критериям включения. Хочу подчеркнуть, что иммунотерапия не панацея, она не даст эффекта у всех пациентов. Но у тех, кто соответствует критериям включения в программу, действительно появился шанс в борьбе с болезнью. Поэтому мне как онкологу очень хотелось бы, чтобы врачи на местах более внимательно изучили приказ Минздрава и дали пациентам этот шанс.

Источник

23.04.2021