Еще в феврале китайские медики сообщили о том, что клинические испытания с участием более сотни пациентов показали эффективность препарата от малярии в борьбе с COVID-19. Президент США отозвался о хлорохине как о возможном лекарстве от новой инфекции. А в конце марта опубликовали первые европейские результаты испытаний — правда, снова на небольшой выборке. 

Через несколько дней появилась первая жертва — американец, который решил защититься от коронавируса, выпив противопаразитарное средство для рыб, содержащее хлорохин, и умер от остановки сердца. Два месяца спустя после этой смерти в журнале The Lancet вышла разгромная статья, и 25 мая ВОЗ остановила клинические испытания гидроксихлорохина.
Расследование журналистов The Guardian восстановило статус-кво, журнал отозвал публикацию, а ВОЗ вновь возобновила исследования. Но, как оказалось, ненадолго…
Исторический экскурс
Достоверно известно, что кору хинного дерева для лечения малярии применяли уже как минимум в 18-м веке, а в середине 19-го из нее выделили действующее вещество, получившее название хинин. Средство оказалось просто чудотворным: лечило приступы малярии, боролось с жаром, снимало боль, уменьшало судороги, успокаивало нервы и улучшало аппетит… Но все это лишь слегка, и потому постепенно хинин был вытеснен более эффективными конкурентами. Кроме того, у него появились синтетические аналоги, в том числе хлорохин и гидроксихлорохин (отличается включением в структуру гидроксильной группы). А после открытия китаянкой Ту Юю артемизинина (удостоенного в 2015 году Нобелевской премии) хлорохин и препараты этой группы проиграли боле битвы против малярийного плазмодия.
От магической пилюли до смертельного статуса 
Неожиданные побочные эффекты обнаружились у гидроксихлорохина еще в годы Второй мировой войны, когда препарат давали солдатам для профилактики малярии. У принимающих такую терапию стали реже возникать сыпи и артрит, а гидроксихлорохин обрел славу противовоспалительного средства. Его стали применять в лечении аутоиммунных заболеваний, таких как системная красная волчанка и ревматоидный артрит, с целью подавления иммунного ответа.
Гидроксихлорохин пробовали и против риккетсии Coxiella burnetii, возбудителя ку-лихорадки, причем довольно успешно благодаря традиционному механизму действия: он изменяет кислотность клеточных вакуолей, мешая бактерии поселяться внутри. В экспериментах гидроксихлорохин помогал справляться с ВИЧ, блокируя его размножение внутри клеток.
Немногим известно, что его испытывали и против вируса SARS-CoV, правда, эпидемия продлилась недолго. Но тогда было заявлено, что инфекция поддавалась действию гидроксихлорохина. Возможно, поэтому лекарство так быстро всплыло, когда во всем мире с началом новой пандемии лихорадочно бросились на поиск лекарственных средств против COVID-19. После первых результатов, полученных в Китае, на препарат возлагали большие надежды.
Затем последовала целая череда публикаций о клинических испытаниях препарата в лечении CОVID-19 (выборка всегда была невелика, а результаты неоднозначны), и грянул гром: в журнале The Lancet вышла разгромная статья, авторы которой утверждали, что гидроксихлорохин не только не помог пациентам справиться с болезнью, но даже повысил число смертей в 2–2,5 раза. В исследовании, опубликованном 22 мая, анализировались электронные медицинские записи, собранные у 96 000 пациентов из 671 больницы на шести континентах (15 000 из них лечили хлорохином и гидроксихлорохином — как в сочетании с антибиотиками, так и без них). Смерти ученые связали с аритмией желудочков, а СМИ по всему миру трубили о превращении «магической пилюли Трампа» в «пилюлю смерти».
Реабилитация за десять дней 
Многочисленные критики, как ученые, так и в журналисты (редакция The Guardian провела специальное расследование), очень быстро начали задавать вопросы о нестыковках в данных (например, количество умерших пациентов из Австралии не соответствовало официальной статистике) и потребовали дать более подробную информацию об их происхождении.
Эта история поднимает весьма серьезные вопросы о том, как исследователи и научные журналы оценивают данные, лежащие в основе опубликованных работ. Уважаемое авторитетное издание извинилось за невозможность проверить большие объемы данных и сослалось на то, что исследования основывались на анализе медицинских данных американской компании Surgisphere. Журналисты обратились в компанию за разъяснениями, однако руководство отказалось передавать статистическую информацию третьим лицам для независимой проверки.
К 28 мая 120 ученых подписали письмо, адресованное редколлегии The Lancet, в котором выразили свою обеспокоенность происходящим. Примечательно, что сомнению подверглось и исследование в Медицинском журнале Новой Англии (NEJM), которое основывалось на данных Surgisphere по 9 000 медицинских карт пациентов в 169 больницах разных стран мира. Это исследование, опубликованное месяц назад, было посвящено изучению влияния некоторых сердечных препаратов на больных COVID-19 и не выявило никаких проблем с безопасностью. Авторы статьи в The Lancet попросили журнал отозвать публикацию. Редколлегия согласилась, статью отозвали, а ВОЗ возобновила клинические испытания гидроксихлорохина.
Между очернением антималярийного препарата и его реабилитацией не прошло и десяти дней…
И снова в центре скандала?
Есть все основания полагать, что дальше гидроксихлорохину придется еще тяжелее. Во второй половине июня появились результаты еще одного рандомизированного клинического испытания — проекта RECOVERY. Оно проводилось для тестирования ряда потенциальных препаратов в отношении COVID-19, включая гидроксихлорохин, и участие в нем приняли более 11 000 пациентов из 175 больниц Национальной службы здравоохранения Великобритании.
Профессора Оксфордского университета Питер Хорби и Мартин Лэндрэй сделали следующее заявление: «Испытание проходило с беспрецедентной скоростью, в течение всего этого времени, каждые две недели, независимый комитет по мониторингу данных проверял появляющиеся сведения, чтобы определить, достаточно ли убедительной информации, чтобы повлиять на национальную и глобальную тактику лечения COVID-19. 4 июня в ответ на запрос Государственной службы по надзору в сфере здравоохранения Великобритании независимый комитет по мониторингу данных провел дополнительный анализ результатов исследования. Комитет рекомендовал исследователям пересмотреть неослепленные данные в той части испытания, которое было связано с гидроксихлорохином. Мы пришли к выводу, что  нагоспитализированных пациентов с коронавирусом гидроксихлорохин не оказывает положительного влияния. Поэтому мы решили прекратить зачисление участников в группу гидроксихлорохина».
В рамках исследования 1 542 пациента принимали гидроксихлорохин и 3 132 — стандартную лекарственную терапию. Согласно опубликованным данным, не было значительного различия в достижении первичной конечной точки — 28-дневной смертности (25,7 % для группы гидроксихлорохина по сравнению с 23,5 % в группе стандартной терапии; отношение рисков 1,11 [доверительный интервал 95 % 0,98–1,26]; р = 0,10). Также не было никаких доказательств положительного влияния на продолжительность пребывания в больнице.
Эти данные, по мнению Питера Хорби, убедительно исключают какую-либо значительную пользу от гидроксихлорохина для пациентов, госпитализированных с  COVID-19. Ученый акцентировал внимание на том, что «гидроксихлорохину и хлорохину уделяется много внимания, и, несмотря на отсутствие каких-либо убедительных доказательств, они очень широко используются для лечения пациентов с COVID-19. Исследование RECOVERY показало, что гидроксихлорохин не является эффективным. Но теперь можно будет сосредоточить внимание на более перспективных лекарствах».
Американский медицинский регулятор FDA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов) убрал препараты хлорохин и гидроксихлорохин из списка разрешенных для лечения COVID-19 — эта информация размещена на официальном сайте регулятора. А в конце минувшей недели ВОЗ приняла решение об остановке испытаний гидроксихлорохина в терапии новой коронавирусной инфекции. Вопрос лишь в том, окончательное ли оно?
Многие государства, давшие экстренное разрешение на использование гидроксихлорохина для лечения госпитализированных больных с COVID-19, сворачивают клинические испытания из-за нехватки пациентов, когда заболеваемость идет на спад. Все повторяется в точности, как во время эпидемии 2003 года. Бесполезен ли препарат против малярии в лечении болезни, вызванной новым коронавирусом? Как видим, у ученых пока нет однозначного ответа…
16.07.2020