86f5c2db572a8c2b605f9a533216facd

Сложно ли найти свое предназначение в жизни? Кто разглядел в зеленом третьекурснике лечфака ГГМИ будущего перспективного хирурга? Насколько важно при возрастающей сложности современной медицины видеть в пациенте не объект высокотехнологичного воздействия, а человека с его болью, страхами, сомнениями, верой в профессионализм врача и чудо исцеления? Востребовано ли, как прежде, «лечение словом»? Не вытеснят ли роботизированные комплексы «живую» хирургию? Об этом и многом другом разговор с заведующим онкологическим абдоминальным отделением Гомельского областного клинического онкодиспансера Вадимом Кудряшовым.

Справка
В 2001 году после окончания Гомельского мединститута получил распределение в областной клинический онкодиспансер. В 2014-м окончил клиническую ординатуру ГГМУ  по онкохирургии, преподавал на кафедре онкологии с курсом лучевой диагностики. Впервые  на Гомельщине выполнил лапароскопические (право- и левостороннюю) гемиколэктомию, резекции печени и низкую переднюю резекцию прямой кишки с тотальной мезоректумэктомией. Лауреат республиканского конкурса «Врач года»;  член Европейского общества абдоминальных хирургов (EDS) и Европейской школы онкологов (ESO). Проходил стажировку во Франции. Неоднократно выигрывал гранты на посещение мастер-классов и повышал квалификацию в ведущих профильных клиниках России, Польши, Латвии.
 
Пока горит свеча
На эмблеме Гомельского областного клинического онкодиспансера — зажженная свеча. Трепетное пламя как символ жизни, за которую борются медики.
Первое место работы выпускника мединститута Вадима Кудряшова определило его путь: абдоминальная онкохирургия.
Вадим Андреевич, хирургия не только престижная, но и амбициозная специальность. При поступлении в медвуз о ней мечтают многие. Вы, наверное, с первого курса видели себя за операционным столом? Кто помогал постигать профессию?   
В. К.: Хирургия в мои планы не входила, я хотел стать акушером. Но встреча с хирургом Андреем Литвиным — молодым кандидатом мед. наук из санкт-петербургской Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова все изменила. Он в ту пору переехал в Гомель, работал в областной больнице. После короткого разговора о моих планах Андрей Антонович убедительно сказал: «Тебе надо идти в хирургию, завтра приходи на студенческий кружок». Он увлек меня, я с головой погрузился в мир хирургических болезней, научных исследований, конференций.
Азы онкологии осваивал под руководством Владимира Бондаренко — великолепного специалиста, владеющего «золотым скальпелем». Владимир Максимович отдал профессии 43 года, из них 29 лет возглавлял абдоминальное отделение ГОКОД, где создал коллектив сильных хирургов, атмосферу неустанного совершенствования. Постоянно работая рядом с ним, я понял, как важно лечить не только с помощью хирургических вмешательств, но и собственным сердцем: необходимо чувство сопереживания, надо быть тонким психологом, что порою очень сложно. Не зря в законе о здравоохранении говорится, что сообщать о диагнозе надо в доступной форме. Врач за несколько минут должен понять, как лучше это сделать. Необходимо убедить больного: жизнь стоит того, чтобы бороться за нее до последней минуты, и помочь ему мобилизовать все силы. Когда мы становимся союзниками в противостоянии недугу, наши возможности умножаются.
Еще одним наставником считаю заведующего оперблоком Александра Владимировича Терешко. С первых дней он терпеливо учил меня оперировать — от самых простых до сложных вмешательств. Задерживаясь после работы, мы разбирали многие технические аспекты предстоящих операций. В бесконечных спорах рождались интересные решения и нестандартные ходы. Вдвоем мечтали о развитии в диспансере эндохирургии. Это стало возможным с приобретением лапароскопической стойки и аппаратов «высокой энергии». Сегодня выполняем основные малоинвазивные операции при колоректальном раке, освоены лапароскопические право- и левосторонние гемиколэктомии, низкая передняя резекция прямой кишки, резекция сигмовидной, восстановление пассажа на органах ЖКТ. Вмешательства востребованы, ведь за последние 10 лет заболеваемость колоректальным раком в стране выросла более чем в 1,5 раза.
Онкохирургия требует от врача не только постоянного самообразования, но и, что не менее важно, умения найти подход даже к практически безнадежному больному. Есть случаи, которые запоминаются на всю жизнь. Особенно запала в душу история 18-летней пациентки, лечащим врачом которой я был на заре хирургической карьеры. У нее диагностировали неоперабельный рак желудка четвертой стадии с диссеминацией по брюшине и метастазами в печень. Юная, полная надежд и планов, она за два месяца до случившегося вышла замуж. Казалось, впереди только счастье, а вместо этого — больничная палата, изнуряющие курсы химиотерапии, осложнения. Но она не пала духом, верила в лучшее, даже в самых тяжелых ситуациях ее лицо озаряла улыбка. Мы делали все возможное, чтобы спасти, но болезнь прогрессировала… Когда пациентки не стало, на одной из утренних планерок главный врач ГОКОД Татьяна Ивановна Пригожая зачитала письмо ее родителей. Они благодарили медиков за то, что помогали их дочери не терять надежду. У большинства врачей ком к горлу подступил…
Команда — высший класс
В онкоабдоминальном отделении на 50 коек ежегодно оперируют более 1 350 пациентов, выполняют порядка 1 600 вмешательств при злокачественных образованиях желудка, ободочной и прямой кишки, поджелудочной железы, печени, надпочечников, забрюшинных опухолях. Оперативная активность составляет около 90 %, послеоперационные осложнения невелики — 3,8 %, летальность — 1 % (одна из самых низких среди отечественных и зарубежных клиник).
Практически все хирурги во главе с заведующим имеют высшую квалификационную категорию. Лишь у самого молодого онколога Ольги Кравченко, работающей после окончания ВГМУ семь лет, первая. Профессионализм и мастерство Владимира Бондаренко, Георгия Шимановского, Николая Подгорного, Сергея Довидовича, Александра Атаманенко, Сергея Новака и Вадима Кудряшова позволяют добиваться отличных результатов.
По итогам работы за 2017 год коллектив признан лучшим в ГОКОД с вручением переходящего кубка и памятных медалей.
Накоплен большой опыт радикальных комбинированных вмешательств на поджелудочной железе (панкреатодуоденальная, субтотальная дистальная резекции) и печени. Освоена методика радиочастотной абляции при метастатических опухолях печени. Вмешательства проводятся не только интраабдоминально, но и чрескожно под УЗ-контролем без лапаротомии. Выполняются видеолапароскопические операции на толстой кишке, желудке, тотальная мезоректумэктомия при раке прямой кишки, в ближайшей перспективе — дистальная резекция поджелудочной железы.
Второй год действует программа ускоренного выздоровления — enhanced recovery after surgery (ERAS) после плановых оперативных вмешательств на органах желудочно-кишечного тракта и быстрый путь в хирургии — fast track surgery (FTS). На вторые сутки после операции больной уже получает оральное питание и встает (прежде — на 4–5-й день). Это избавляет его от длительной инфузионной терапии, наркотического обезболивания и постельного режима, что очень важно для медреабилитации и морального состояния.
3634
Еженедельно за четыре операционных дня в отделении выполняют до 25 полостных вмешательств, в т. ч. лапароскопические, сложные и комбинированные высокотехнологичные с резекцией смежных органов. Работают тремя операционными бригадами по 2–3 человека в 2–3 очереди. Несмотря на загруженность, врачи успевают консультировать пациентов с онкопатологией в других стационарах, делать ургентные операции при вызовах из дома, вести амбулаторные приемы в поликлиническом отделении.
Успешно справляться с таким большим объемом работы помогают коллеги — сотрудники кафедры онкологии ГГМУ (вот уже более 20 лет областной онкодиспансер является ее базой). Заведующий кандидат мед. наук, доцент Игорь Михайлов, ассистенты Татьяна Нестерович и Виракоон Чинтана прежде всего хорошие клиницисты. Проводятся совместные исследования. Статья «Гастропанкреатодуоденальная резекция с удалением опухолевого тромба из верхней брыжеечной вены по поводу метастаза почечно-клеточного рака» в минувшем году заняла первое место на международном конкурсе научных работ в Уфе (Россия).
Неотъемлемая часть коллектива — специалисты среднего звена и младший персонал под началом старшей медсестры Екатерины Позняк. У нее высшая квалификация и огромное чувство ответственности. На плечи медсестер и санитарок ложится основная забота о пациентах, суточные дежурства, сложные перевязки, послеоперационный уход. При лапароскопических вмешательствах помогают квалифицированные операционные сестры Юлия Кольцова и Виолетта Филипповых. Сплоченная команда, где каждый в силу опыта и мастерства делает все возможное для выздоровления и продления жизни больных.
Три года назад вы сменили на посту заведующего отделением Владимира Бондаренко. Сложно ли было возглавить коллектив после профессионала такого уровня?   
В. К.: Для меня это огромная ответственность и долг перед учителем. Владимир Максимович установил очень высокую планку. Чтобы равняться на него, необходимо идти в ногу с современной хирургией, эффективно использовать передовые технологии и научные открытия. Внедрение лапароскопических и эндоскопических операций, программы ускоренного выздоровления помогают работать на лучший результат.
Для того чтобы совершенствоваться в хирургии, а в онкологической особенно, врач обязан постоянно осваивать новые методы диагностики и лечения, посещать мастер-классы. Медицина движется вперед, и возможности получения действенной помощи у всех пациентов должны быть одинаковыми. Создание программ непрерывного медицинского обучения, повышение знаний и навыков, внедрение эффективных технологий обеспечат не только локальные, но и глобальные победы в онкологии.
 
Мнение  наставника
 
Андрей Литвин, профессор кафедры хирургических дисциплин, руководитель симуляционной клиники — аккредитационного центра Балтийского федерального университета им. Иммануила Канта, доктор мед. наук:
«Вадим Кудряшов выделялся среди студентов мединститута целеустремленностью, усидчивостью, организованностью, желанием познавать новое. К сожалению, далеко не все, став врачами, сохраняют стремление совершенствоваться в избранном деле. Вадим Андреевич, как большинство истинных профессионалов, получает удовольствие  от хорошо выполненной работы.
Что же касается этических особенностей взаимоотношения врача и пациента, при нынешней компьютеризации медицины, особенно хирургии, мне кажется, сокращается непосредственное общение доктора  и больного.  Со стороны врачей эта тенденция уже есть, но и пациентам, особенно молодым, все меньше нужно «лечение словом». Плохо это или хорошо? Сейчас в медицинскую профессию начали приходить «центениалы» — поколение, которое с рождения познает окружающий мир через электронные устройства. Я думаю, такие вопросы  их совсем не будут беспокоить.»+
Французская клиника и робот Да Винчи
Во время стажировки во Франции вы побывали в Институте им. Гюстава Русси — одном из ведущих мировых центров онкологии. Что особенно впечатлило?    
3634В. К.: Первая в Европе специализированная клиника по борьбе с раковыми заболеваниями начала свою деятельность в 1921 году. Ее уникальность в том, что врачи в тесном контакте с учеными занимаются созданием инновационных и экспериментальных методов диагностики и лечения онкопатологии. Здесь проводятся комплексные исследования рака — от фундаментальных теоретических до научно обоснованных технологических разработок.
Стажировка в отделении абдоминальной хирургии под руководством профессора Доминика Элиаса многое дала для профессионального совершенствования. Участвовал в малоинвазивных хирургических вмешательствах, интраоперационной интраперитонеальной гипертермической химиоперфузии. Этот метод меня особенно заинтересовал. Пациенту с запущенным диссеминированным раком во время операции сразу после удаления опухоли промывают брюшную полость подогретым раствором химиопрепаратов. Применение методики в ряде случаев увеличивает выживаемость практически обреченных больных до пяти лет. Надеюсь внедрить эту технологию на базе нашего онкодиспансера.
Впечатлила организация работы клиники: операции проводятся с 8:00 до 20:00, выполняются на самом высоком уровне. Все врачи и медсестры отлично владеют английским языком, имеют глубокие знания в своей отрасли. Доктора, несмотря на регалии и звания, обстоятельно отвечали на мои вопросы, во время операций делились нюансами хирургической техники.
На одном из мастер-классов вам довелось поработать на роботизированном хирургическом комплексе. Как вы считаете: не вытеснит ли робототехника «живую» хирургию?  
В. К.: Знание английского языка позволяет регулярно посещать научные конференции, мастер-классы, практические семинары. Благодаря общению с ведущими хирургами ближнего и дальнего зарубежья получаю бесценную профессиональную информацию, приобретаю опыт. Так, во Вроцлаве (Польша) удалось попробовать свои силы на роботокомплексе «Да Винчи». Теперь я четко представляю, как можно успешно оперировать «на расстоянии», контролируя весь ход вмешательства. Без мастерства и интеллекта врача не обойтись. Робот-ассистент действует не вместо хирурга, а вместе с ним, увеличивает его возможности. Работает с ювелирной точностью, позволяет добраться до тех структур, которые труднодоcтупны при лапароскопии. Прежде всего это хирургия «малых пространств» — можно ограничить операционное поле до 10 микрон. Обзор оперируемого участка трехмерный, есть функция масштабирования движения рук. Хирург сидит за роботической консолью (на снимке), пальцы вставлены в манипуляторы, а робот находится над пациентом.
Роботизированный хирургический комплекс делает доступными самые сложные операции. К примеру, хирургу крайне проблематично выполнить переднюю резекцию прямой кишки при злокачественном новообразовании пациенту с повышенным ИМТ, узким тазом и низким расположением опухоли. А робот с высокой точностью манипуляций и трехмерной визуализацией позволяет выделить прямую кишку и наложить анастомоз. Минимальная травматизация тканей сокращает время госпитализации и реабилитации больного.
По мнению японских коллег, с которыми довелось общаться во время мастер-класса в Санкт-Петербурге, несмотря на то, что они прекрасно владеют и лапароскопической, и роботизированной хирургией, для операций на прямой кишке они выбрали бы комплекс «Да Винчи». Длительность вмешательства увеличивается всего лишь на 30–40 минут.
Однако сфера применения такой техники пока ограничена (абдоминальная хирургия, урология, гинекология). К тому же очень высокая цена и дорогое техобслуживание. Чтобы себестоимость роботических вмешательств приблизилась к лапароскопическим, надо выполнять их порядка 450 в год.
Недавно первая робот-ассистированная операция была проведена в Республиканском клиническом центре Управления делами Президента  Беларуси.
…плюс счастье  в личной жизни
За напряженной работой, постоянной учебой не так много времени остается на семью, родителей, друзей, а их поддержка очень нужна, признается Вадим Андреевич.
Увлеченность профессией, стремление совершенствоваться, безусловно, вызывают уважение. Здорово жить любимым делом, а как же со «счастьем в личной жизни»?  
В. К.: Большое количество вечеров провожу за чтением новых монографий, медицинских журналов, просмотром немонтированных лапароскопических операций, забирая время общения у двух дочек и жены. Ирина тоже онколог — выбрала нелегкую специальность химиотерапевта, работает в нашем диспансере.
Мы вместе учились в мединституте (она, правда, на год младше), а познакомились в больнице. Я был на пятом курсе, дежурил в стационаре, куда Ирина пришла на практику. Разговорились, обменялись конспектами, а вскоре дружба переросла в искренние чувства.
Профессия объединяет. Ирина, как и я, окончила клиническую ординатуру по онкологии, тоже действительный член ESO. Меня радуют ее успехи. Минувшей осенью ездила на конференцию в Тбилиси (Грузия), посвященную современным аспектам химиотерапии, представляла клинический случай из практики.
Ирина из врачебной династии, а в нашей семье медиков не было. Но родители еще со школьной скамьи видели меня врачом, всегда поддерживали желание стать хорошим специалистом.
Мама Наталья Александровна — учитель начальных классов. С детства научила меня уважать людей, помогать им. Она всегда — в семье, коллективе, любой компании — становится центром общения.
Отец Андрей Васильевич работал на Гомельском радиозаводе регулировщиком аппаратуры, сейчас на пенсии. Младший брат Станислав по образованию экономист; занимался спортом, играл в сборной Беларуси по хоккею на траве, но после травмы перешел в отдел охраны.
Мы с женой досуг проводим с детьми. Старшей дочери Маше 11 лет, ростом уже перегнала маму. Учится в пятом классе, увлекается современными танцами и аниме. Младшей Кате 4 года. Она большая модница. Обязательный ритуал, который стараемся соблюдать, — семейный ужин. Рассказываем, начиная с малышки, как прошел день, что интересного случилось, делимся планами.
Два раза в неделю дочки придумывают сценарий и устраивают шоу: показывают юмористические сценки, читают стихи, поют, танцуют. Для нас после напряженного рабочего дня это отдушина — посидеть на диване и побыть благодарными зрителями.
Моей страстью всегда был КВН; к сожалению, в последние годы это движение в онкодиспансере утихло. А еще лет 10 назад мы увлеченно играли между отделениями, вызывали на дружеские поединки другие медучреждения. Кроме того, обязательным моментом каждого праздника была радиотрансляция «Диспансер FM» с поздравлениями сотрудников.
Уверен, что профессиональному росту специалистов способствует всестороннее развитие. В медицине примеров тому великое множество.
 
Два года назад коллектив  ГОКОД отметил 70-летие.  К юбилею решили сделать буклет  об истории  и достижениях онкодиспансера.  За дизайн отвечал Вадим Андреевич. После долгих размышлений родилась идея изобразить на обложке эмблему ГОКОД: две ладони оберегают трепетный огонек свечи.  Под нею — изречение на латыни Consumor aliis inserviendo («Изнуряю себя, работая на благо других») как символ самоотверженного служения, подвижнического отношения к делу. Пока горит свеча, жизнь продолжается…
07.05.2018