Владимир Барышов, врач-рентгенолог, заведующий отделением лучевой диагностики городской поликлиники №68 в Москве, дал интервью автору популярного канала «Гроб Клетов Заметки рентгенолога».

В нем доктор рассказал о своем деле, службе в армии и не преминул отметить коллег, в числе которых оказались и специалисты Радиологии Москвы.

Сегодня мы поговорили с Владимиром Барышовым – одним из самых ярких и продуктивных рентгенологов, с которыми меня сводила судьба. Мы обсудили его путь в специальность, взгляд на то, как должен совершенствоваться современный врач и развиваться рентгенологическая служба. И конечно не обошли тему спорта и личной эффективности.

– Добрый день, Владимир. Спасибо, что нашёл время для интервью. Начнём с короткого представления. Расскажи читателям немного о себе и своих профессиональных интересах: чем занимаешься, где работаешь?

– Добрый день, всегда рад общению с коллегами! Представлюсь читателям: я – врач-рентгенолог, заведую отделением лучевой диагностики Городской поликлиники №68 в Москве. Также я главный внештатный окружной специалист по лучевой диагностике Центрального административного округа г. Москвы. Возглавляю комитет по менеджменту Московского регионального отделения Российского общества Рентгенологов и Радиологов. Активный член Партии «Единая Россия». Кроме того, председательствую в управляющем совете Школы № 2001, стараюсь улучшить образовательный процесс в школе, где учатся мои дети. Я женат, у меня две дочери.

IM0009Сфера моих профессиональных интересов включает практически все модальности лучевой диагностики, а кроме того – менеджмент, маркетинг, экономику, математический анализ данных, социальное управление и многое другое. Заведующий должен постоянно развиваться, чтобы получать знания, необходимые для постоянного совершенствования своего отделения.

Больше всего в последнее время меня привлекает менеджмент. Я стал одним из победителей в конкурсе Департамента здравоохранения города Москвы «ЛИДЕРМЕД» и был зачислен в кадровый резерв на управляющие должности Департамента. Сейчас прохожу программу «MPA в здравоохранении». Потрясающее обучение на современного менеджера в государственном секторе!

– Вспомни, как и когда выбирал специальность? Сложный ли был выбор? Расскажи о своих первых профессиональных шагах.

– Начинал я со службы в армии. Так как я из семьи офицера, то после окончания Казанского медицинского университета в 2002 г. принял решение стать офицером медицинской службы. После военной кафедры и интернатуры по терапии возглавил медицинскую службу на артиллерийском арсенале недалеко от г. Йошкар-Ола, где прослужил 3 года.

В первый же год моей службы приехала в нашу часть чудо-машина из Казанского военного госпиталя – вездеход КамАЗ, на шасси которого был установлен флюорографический кабинет с цифровым аппаратом. Я был поражен, как всё там было устроено – отдельный кабинет врача с кондиционером, автономная дизельная станция для работы в полевых условиях, современные компьютеры.

Ну а когда я разговорился с хозяином этой машины – подполковником медицинской службы Щербаком Виктором Васильевичем, понял, что хочу стать рентгенологом. Так красочно он описал мне свою профессию, что в тот же вечер я решил учиться рентгенологии.

Затем было обучение в Военной медицинской академии в г. Санкт-Петербург, и вот, в 2007 году, я прибыл на службу в должности начальника отделения лучевой диагностики в военный госпиталь г. Сергиев Посад.

Позже переехал в Москву, так как считаю, что этот город даёт мне больше возможностей для развития и профессионального роста, для моей семьи. Проходил все модальности последовательно и постепенно – начинал с классической рентгенологии, осваивал рентгеноскопию, маммографию, даже учился УЗИ, затем прошёл курс по КТ и много лет работал в этой сфере, в последние годы занимаюсь больше МРТ диагностикой.

– Многие студенты не могут определиться, куда лучше пойти в ординатуру по рентгенологии. Где, по твоим наблюдениям, сейчас готовят лучшие кадры по нашей специальности?

– Так получилось, что на базе своего отделения я организовал практическую базу для ординаторов и интернов кафедры лучевой диагностики и лучевой терапии Первый МГМУ им. Сеченова. В моем отделении проходят практические занятия около 15 ординаторов после теоретического курса. Очень сильные ребята. Безусловно, я бы рекомендовал это учреждение. Там сильная школа, профессор Терновой Сергей Константинович, возглавляющий её много лет, по праву считается одним из ярчайших представителей рентгенологического сообщества. Безмерно уважаю его и считаю его кафедру лучшей.

IM0009

Но я встречал много очень хороших врачей из совершенно различных учреждений и считаю, что многое зависит не только от кафедры, но и от самого врача: с каким упорством и рвением он будет непрерывно учится всю свою врачебную жизнь, таким врачом он и станет.

Ну а лучшее последипломное образование в России, на мой взгляд, – в Научно-практическом центре медицинской радиологии департамента здравоохранения Москвы. Профессор Сергей Павлович Морозов совершил революцию в столичной рентгенологии! С его появлением на посту главного рентгенолога Москвы появились курсы по всем модальностям лучевой диагностики очень высокого уровня, в том числе и дистанционные. Бесчисленное количество вебинаров, методичек, рекомендаций. Могу рассказывать о нем очень долго, но рекомендую набрать в поисковике «Радиология Москвы» или «НПЦ МР ДЗМ», и первая ссылка – это сайт НПЦ. Регистрируйтесь и читайте – очень много полезной информации для специалистов лучевой диагностики.

– Есть мнение, что рентгенологи в нашей стране недозагружены, что есть переизбыток специалистов в области лучевой диагностики, если сравнивать с другими странами. Как ты считаешь, это действительно так? И в чём решение проблемы?

– Да, это так, проблема на самом деле есть. И её надо решать. Виноваты в этом не врачи, мы должны дать врачам инструменты для эффективной работы и научить их работать быстро, без ошибок и качественно. Решений вижу несколько.

Первое и самое главное – стандартизация протоколов описания. Многие врачи залезают в литературные дебри, описывая на КТ лёгких обычные возрастные изменения или признаки ХОБЛ, растягивая описания на две, а то и три страницы. Безусловно, это красиво и вызывает трепет пациентов. Но какую информацию получает из этого лечащий врач? Ему надо чётко знать: есть воспаление или нет, это ателектаз или образование, куда прорастает образование и т.д. Ответы на конкретные вопросы.

Например, в корейском госпитале Бундан при Сеульском национальном университете описания врачей-рентгенологов состоят из 5-6 предложений. Но в них вся суть. Только стандартизация, формализация и единые принципы формирования описания помогут сократить время описания исследования. Ещё один пример стандартизации – можно сидеть и два часа описывать динамику метастазов в лёгких после проведённого лечения, а можно воспользоваться системой RECIST и описать выборочно 3 очага за 15 минут.

Второе – внедрение информационных систем с хранением данных предыдущих исследований, данных электронной карты или истории болезни. Не секрет, что описание динамики занимает не так много времени, как описание первичного исследования. И возможность увидеть исследование и текст предыдущего описания позволяет сократить время работы врача. Благодаря таким системам врач не тратит время на «вбивание» данных пациента и анамнеза, а получает их в своём протоколе автоматически. К сожалению, даже в Москве такие информационные системы далеки от идеала.

Третье – внедрение элементов искусственного интеллекта в работу врача-рентгенолога. Это и поиск очагов на КТ, и описание классического рентгена лёгких и многое другое. Уже есть примеры автоматизации описаний рутинных исследований с помощью искусственного интеллекта. За этим будущее нашей специальности.

– Если бы ты щелчком пальцев мог решить одну проблему нашего здравоохранения или медицинского образования, но только одну, что бы это было?

– Забавный вопрос. Но, в тоже время, очень серьёзный. Я бы поставил на первое место совершенную единую информационную медицинскую систему с элементами искусственного интеллекта. Подчеркну: единую. Сейчас терапевт пишет в своей системе, рентгенолог в своей, узкий специалист не видит диагностических изображений и т.д.

В этом решении кроется решение многих других проблем – это и преемственность пациента в системе амбулатория-стационар, и обратная связь, и вопросы непрерывного обучения, в том числе дистанционного, и т.д.

– Как обычному человеку отличить хорошее диагностическое отделение от посредственного? Как понять, что он попал в надёжные руки?

– Пациенту очень тяжело определить, в правильное ли он попал учреждение, особенно в Москве, где очень много клиник совершенно разного уровня. Большинство смотрят отзывы в интернете. Сейчас много сайтов, где пациенты обсуждают те или иные клиники. Зачастую они могут оценить только сервисную составляющую, но не профессионализм докторов.

Думаю, надо развивать профессиональные сообщества, которые будут проводить независимую оценку отделений лучевой диагностики. Хороший пример – первый независимый всероссийский рейтинг МРО РОРР «Лучшие отделения лучевой диагностики 2018». Знаю, что и моё, и твоё отделение – в этом рейтинге. А это показатель того, что мы движемся в верном направлении и держим высокое качество работы в наших отделениях.

– Не могу не поговорить с тобой о беге. В прошлом году ты пробежал марафон впервые в жизни. Расскажи немного об этом забеге, что ты узнал о себе за эти несколько часов?

– О, ты затронул мою любимую тему! Я готовился к этому забегу больше года. Вспоминаю это событие, как одно из ярчайших в своей жизни, чего стоят только слёзы счастья на финише!

Это был очень красивый, солнечный день. Пустые автотрассы центра Москвы, десятки тысяч счастливых бегунов, весёлые болельщики. Организация мероприятия на высшем уровне! И ты в этом событии, в этом водовороте спорта, улыбок, шуток, смешных костюмов.

IM0009

На 15-м километре я, правда, ушёл в себя и обдумывал свою жизнь: где я, кто я, каковы мои цели. Очнулся от сильной усталости и ощущения «стены». Обычно, всех марафонцев на 30-м км настигает чувство полного изнеможения. И вот тут нужно просто терпеть и бежать, как можешь, и только одна мысль в голове – «я должен добежать». Есть такой девиз американских марафонцев: «Боль неизбежна. Страдание – личный выбор каждого». Он как нельзя лучше отражает ситуацию на последних 10-ти километрах марафона. Такие «стены» бывают и в обычной жизни, карьере, во взаимоотношениях, и это умение терпеть и бежать вперёд очень помогает справляться с ними.

Зато чувство эйфории, которое накрывает тебя на финише, очень трудно сравнить с чем-либо ещё в жизни. Именно поэтому люди, пробежавшие марафон впервые, сразу начинают готовиться к следующему 🙂

Кстати, первый марафон я пробежал за 3 ч 56 минут, в этом году цель – выбежать из 3,5 часов.

– Как получилось, что ты всерьёз увлёкся бегом? Что послужило триггером?

– Спортом я увлекался всю жизнь. Это был и бодибилдинг, и каратэ, и велоспорт. Но когда мне было 33, я забросил спорт и не занимался ничем до 35 лет. И вот я встал на весы и увидел цифру 99 кг. Я подумал: «Стоп, ещё килограмм и ты перешагнёшь сотку».

И я начал худеть – читал о диетах, купил смарт часы с отслеживанием пульса. Первый год я только ходил по 10 км и больше, но это занимало очень много времени, и когда масса тела стал 85 кг, я начал небольшие пробежки, которые вошли в привычку. Сейчас я вешу 72 кг, при росте 177 см это отличный показатель.

IM0009

Теперь бег – серьёзная часть моей жизни, я много времени уделяю тренировкам, очень щепетильно подхожу к выбору экипировки, много читаю на эту тему, правильно питаюсь, пью много воды и стараюсь улучшать свой результат на каждом забеге.

– Как выглядит твой типичный день?

– Подъем в 4:30. Зарядка, завтрак, планирование. В 6:00 я уже на работе. 2 часа до 8:00 я называю золотыми часами – продуктивность в это время просто невообразимая. Я трачу эти часы либо на огромный объём рутины, либо на сложнейшие случаи, которые надо обдумать, либо на стратегическое планирование.

В 8:00 приходят пациенты, сотрудники, руководство и работать рентгенологом уже некогда. Приходится решать проблемы, писать срочные отчёты, оформлять документы и т.п.

Тренировки я оставляю на вторую половину дня. В это время у меня отключен телефон и, что бы ни случилось, я должен выполнить беговую работу по своему плану. Чередую бег на улице и фитнес-зал, так как общая физподготовка – это очень важная составляющая тренировок бегуна. Только гармонично развитое тело позволяет достигать результатов.

Ну а после тренировки можно и с семьёй пообщаться. Дочурки-отличницы и красавица жена требуют внимания.

– Как тебе удаётся при таком ритме жизни находить время для спорта, близких, досуга? Какие привычки в этом помогают? От чего пришлось отказаться, избавиться?

– Ты очень верно подметил: главное – избавиться от балласта. Основной принцип тайм-менеджмента – это расстановка приоритетов. Каждый человек должен составить шкалу ценностей и целей. Быть успешным во всем и успеть все не получится. Для меня самое важное – это семья, моё здоровье и моя профессия. И каждый день я планирую исходя из этих 3 сфер. И всё успеваю.

– Какие цели в спорте ты сейчас ставишь перед собой? Или просто бегаешь «для здоровья»?

– Бегать «для здоровья» мне ещё рано. Я ещё молодой, начну лет этак в 80. А цель у меня всегда одна – победить себя вчерашнего, стать лучшей версией себя.

– Давай перейдём к рекомендациям. Посоветуй художественный фильм или книгу о врачебной профессии: что-то, что особенно сильно повлияло на тебя.

– «Больница Никербокер». Без комментариев. Это надо просто смотреть.

– Чей доклад или лекцию на интересную для тебя тему ты никогда бы не пропустил?

– Курсы «Радиологии Москвы» – это вершина обучения рентгенологов в России. Я стараюсь не пропускать ни один очный или дистанционный курс, смотрю все вебинары, которые они выпускают, использую методические рекомендации. Желаю всей команде НПЦ МР ДЗМ (Сергей Павлович Морозов, Наталья Николаевна Ветшева, Ирина Анатольевна Трофименко и многие другие) дальнейших успехов и только процветания. С ними нам легче достигать высот в своей профессии.

IM0009

– Это интервью прочитают и медики, и читатели, которые не имеют отношения к медицине. Это врачи и наши потенциальные пациенты. Иногда взаимопонимание между нами страдает. Как нам лучше понять друг друга?

– Друзья, мне кажется, надо быть терпимее ко всем кто нас окружает, попытаться смотреть на ситуацию с их стороны. Я всегда думаю, если бы я был пациентом, который пришёл ко мне в отделение – что бы я почувствовал, всё ли мне понравилось, хорошо ли со мной поговорили и т.д. Тогда я начинаю менять в отделении те вещи, которые могут быть неприятны нашим пациентам, учить персонал вежливому и обходительному отношению, повышать уровень комфорта в помещениях отделения.

Пациентам давать советов не буду. Считаю, что человек приходит к нам с болью и страданием, он не всегда может контролировать свое поведение и манеру общения. Медработники должны приложить все усилия для качественного и эффективного обследования пациентов. Только тогда мы сможем считаться успешными профессионалами.

Источник

20.09.2018