“Репутацию врачу создает количество знаменитых людей, которые умерли у него на руках”, – сказал Бернард Шоу.

01ba765b2bbb97b97a184d9a11c9b5c7

Британские врачи-шпионы отравили Ивана Грозного.

Иван Грозный, как многие тогдашние правители, не хотел помирать от трясовиц и лихоманок, тем более быть опоенным какой-нибудь гадостью на пиру. Русские травники и лекари-монахи его доверием не пользовались. Тогда много общались с англичанами, а посла британского, грозный царь особо любил за длинную и тонкую, продолговатую бороду, которой англичанин весьма гордился.

Бритты считались сведущими медиками и были совсем не прочь хорошенько заработать при русском дворе. С первым же британским посольством примчал в Москву доктор медицины, весельчак Ральф Стендиш, выпускник Кембриджа и известное в Англии светило науки. За два года работы у царя, доброжелательностью и легким характером, а также своим довольно развязным поведением, он сумел понравиться суровому государю, хотя так и не научился хорошо изъясняться по-русски и всегда следовал к царю с толмачом, приводя царя в хорошее настроение. В те моменты, когда Иван Четвертый гневался, благоразумный англичанин старался не высовывать носу из своих покоев, являясь лишь по требованию. Известно, что Стендиш получил от царя весьма богатые подарки, в первые же дни – соболью шубу и семьдесят рублей серебром, что было огромной суммой по тем временам.

Существует мнение, что именно Стендиш первым диагностировал у царя сифилис и пытался лечить его препаратами, содержащими ртуть. Он скончался в Москве в 1559 году от «поветрия, старого кашля и вздутия живота».

Следующий врач – тоже англичанин, Арнульф Линдсей, был известным медиком, математиком, астрономом и астрологом. На самом деле это был ловкий итальянский мошенник — шарлатан, скрывавшийся под чужим именем. Царю нравилось не только его «врачебное» искусство, но и его компания, да и астрологические прогнозы и гороскопы, составляемые Линдсеем были хороши: «… государю люб и на пиру с первыя люди в блюде сидючи, пити и ясти вельми горазд…» – написал царский дьяк. Это означает, что лицо удостаивается сидеть рядом с царскими вельможами, что совершенно не характерно для тех времен. Доктор Арнульф Линдсей «в погребах угореша», то есть задохнулся от дыма, пытаясь укрыться от пожара, во время нападения Крымско-татарского хана Девлет- Гирея в 1571 г, а не спустившись туда «в медушу», за медовухой, как клевещет на ученого Антон Поссевин, иезуит и папский шпион.

Вообще, шпионов среди врачей хватало. Грозный постоянно просил королеву Елизавету, присылать ему новых и новых врачей и ему в этом не отказывали – прислала ему сначала Ричарда Рейнольдса, а затем и Ричарда Ригерта, к которым царь согласно летописи, имел милостивое отношение. Но это на бумаге. Иногда от царя можно было «огрести по-полной». Накачанный сулемой и другими ртутными препаратами, измученный болями, царь был подвержен приступам агрессивного буйства, во время которых, становился настоящим дьяволом. При этом он, как истинный параноик, весьма опасался отравления, оттого, прием царем любого лекарства, обставлялся чрезвычайными мерами безопасности. Сначала лекарство давали отведать врачу, который его выписал. Убедившись, что врач не «околел», лекарство принимали все аптекари и аптекарские ученики, изготовившие его. Затем его давали стольнику, доставлявшему лекарство в покои царя. Последним его выпивал боярин или окольничий, непосредственно отдававший его государю. Но и на этом дело не заканчивалось.

Подавший царю кубок с «зельем», должен был вылить себе остатки в горсть и выпить или слизать их. Делалось это затем, что прикладываться к царской посуде было преступлением. Большой наградой считалось, когда на пиру царь приказывал налить напиток в свой кубок и повелевал кравчему, подать этот кубок тому или иному князю или воеводе. После того, как тот выпивал содержимое, кубок оставался ему в качестве награды. Таким образом, царь из него больше уже не пил. И не мог быть осквернён. Иногда царь отсылал почему-либо не понравившееся ему снадобье назад, и тогда вся эта процедура повторялась. Созданная царем государева аптекарская палата (придворная аптека), была первым заведением такого рода, препараты и сырьё для создания лекарств, закупались за границей и стоили немалых денег. Наряду с действительно лекарственными средствами, закупались и откровенно шарлатанские зелья, такие, как «мазь из нутра зверя каркодила, при женских скорбях зело полезная» и подобные мерзости. График был плотный. Аптекари — иноземцы работали, как проклятые, с восхода солнца и до заката. А если заболевал кто-нибудь из царской родни, то и круглые сутки.

Затем придворным эскулапом Ивана Грозного стал Роберт Якоби, придворный врач британской королевы. В его свите, прибыли английские и голландские лекари и аптекари, которые и служили в аптекарской палате. Скверную память оставил после себя врач Елисей Бомелий (Элизиус Бомениус). Прибыв из Англии, где он не доучился год до звания врача, как раз во время опричнины, он, быстро втёршись в доверие к царю, занялся шпионской и клеветнической деятельностью. А лечил он царя ртутью, используя буквально лошадиные дозы – втирая в тело царя большое количество мазей с сулемой. С этих пор и начинается у царя странноватая любовь к юродивым, у которых он заимствовал целый ряд их навыков, буйство, блажь, похабство…

Бомелий, пересылавший к себе на родину, в Везель, огромные суммы денег и пользуясь доверием царя, гадал ему, составлял гороскопы, делал яды для неугодных. Считается, что он отравил более сотни человек. На его совести гибель многих знатных вельмож, а боярина Грязного, спальника, Бомелий умертвил своими руками. Этот шпион вступил в сговор на стороне шведского и польского королей, запутался в интригах и попытался сбежать, но был опознан по противному голосу, схвачен, жестоко пытан и полностью изобличён. В наказание за предательство Бомелий был изжарен живьем. Этот недоучившийся медик, как видно не разбирался в дозировках и, буквально «залечил» царя препаратами ртути.

Царь часто впадал в буйство или, наоборот, погружался в жесточайшую депрессию. Как раз в это время, он пишет английской королеве письмо с упреками, что она «пошлая девка» и слушает торгашей-мужиков, поступая по их указке, а шведскому королю Ягану (Юхану Третьему) разъясняет, что по сравнению с ним, Грозным, тот – безродное ничтожество, прибавив: «….А если ты, взяв собачий рот, захочешь лаять для забавы – так то твой холопский обычай: тебе это честь, а нам, великим государям, и сноситься с тобой – бесчестие, а лай тебе писать – и того хуже, а перелаиваться с тобой – горше того не бывает на этом свете, а если хочешь перелаиваться, так ты найди себе такого же холопа, какой ты сам холоп, да с ним и перелаивайся…».

Налицо тяжелое отравление препаратами ртути, считают специалисты, хотя это лишь одна из версий. Несмотря на все свои недуги Царь Иоанн Васильевич правил самый долгий срок – 51 год. Этот рекорд в России никто пока не побил.

Источник

25.10.2017