Имя германского хирурга Фридриха Августа фон Эсмарха (1823-1908) на слуху даже у людей, одинаково далеких и от истории, и от медицины, и от Германии. Другое дело, что среднему читателю оно известно в связи с предметом, от знакомства с которым еще никто не уходил — изобретенной в 1860-х годах «кружкой Эсмарха». В этом есть доля печальной иронии: для мировой медицины Эсмарх, выдающийся военный хирург — гораздо более значимая фигура, чем просто «изобретатель клизмы». Он не только автор целого ряда усовершенствований, которые используются в хирургии и по сей день, но и виднейший теоретик и организатор хирургии в полевых условиях, которого в Германии, да и других странах, некоторые даже сравнивают с Пироговым.

РАННИЕ ГОДЫ

В шлезвигском (в начале XIX века северогерманские Шлезвиг и Гольштейн были частью Дании) городе Тённинг род Эсмархов пользовался заслуженным почетом: из него выходили и священнослужители, и юристы, а отец Фридриха Эсмарха, Теофил Кристиан Каспар, был авторитетным хирургом.

Неудивительно, что в 1843 году двадцатилетний Эсмарх отправился учиться на медицинский факультет университета соседнего Киля. Оттуда, однако, он вскоре переехал в Саксонию, в знаменитый по всей Европе университет Геттингена. Там в то время преподавал «германский Пирогов» – Бернгард фон Лангенбек, один из отцов современной пластической хирургии, введший, вдобавок в хирургическую практику несколько видов артротомии (операций с обнажением сустава).

Лангенбек был блестящ не только как практик, но и как педагог — стоит упомянуть, что помимо Эсмарха, он воспитал основателя абдоминальной хирургии Христиана Бильрота, а также Карла Тирша, разработавшего известный метод кожной пластики путем пересадки тонких лоскутов эпидермиса. По окончании курса в 1846 году Эсмарх настолько завоевал доверие своего наставника, что стал ассистентом Лангенбека.

Вскоре, правда, Эсмарху пришлось расстаться с наставником. В 1848 году Шлезвиг и Гольштейн подняли восстание против Дании, вскоре на стороне жаждущих вернуться в «немецкую семью» княжеств в конфликт вмешалась Пруссия, и началась полномасштабная война. Эсмарх поступил младшим хирургом в прусскую армию, под начало Луи Штромейера – еще одной знаменитости своего времени, который, помимо работы в военных госпиталях, прославился как один из первопроходцев современной ортопедии и пластической хирургии.

ЭСМАРХ — ВОЕННЫЙ И ГРАЖДАНСКИЙ ХИРУРГ

Первый военный опыт оказался для Эсмарха неудачным: он попал в плен и лишь со временем был обменен на датского медика. Вернувшись, Эсмарх получил должность приват-доцента в Киле, работал у Штромейера в кильской университетской хирургической клинике, женился на его дочери, а в 1854 году унаследовал за тестем руководство клиникой (этот пост останется за Эсмархом до 1890 года).

Но войн на долю Эсмарха история припасла с избытком. В 1864 году начинается Вторая Шлезвиг-Гольштейнская война, и он, к тому времени маститый и авторитетный хирург, сперва возглавляет инспекцию развернутых в тылу лазаретов, а в 1866 году поступает на врачебную службу в прусскую армию. Четырьмя годами позже, во Франко-Прусскую войну 1870-71 годов Эсмарх вошел уже главным врачом всей армии. Опыт, накопленный Эсмархом, лег в основу написанного в 1877 году «Руководства по технике военной хирургии» («Handbuch der Kriegshirurguschen Technik»), которое стало настольным для нескольких поколений хирургов.

"Хирургическая техника". Книга, написанная Эсмархом в 1899 году

«Операция Эсмарха»: метод высокой ампутации плеча

Экзартикуляция плеча, при которой операцию начинают с высокой ампутации плеча, после чего рассекают мягкие ткани предплечья по его наружной поверхности, вскрывают плечевой сустав, скелетируют остаток кости и вылущивают его из сустава

(Малая медицинская энциклопедия)

 

Три десятилетия, за которые Эсмарх прошел от младшего хирурга до фактического руководителя прусской военно-медицинской службы, стали временем корневых перемен в хирургии. Во-первых, в 1840-х годах в Британии изобретают эфирную анестезию — ее в полевых условиях опробует Пирогов на Кавказской и Крымской войнах. Эсмарх, который увидел эфирный наркоз в действии, еще оперируя в Саксонии под руководством Лангенбека, разрабатывает удобную и простую в использовании, особенно в полевых условиях, наркозную маску из гибкого проволочного каркаса и марли. Хлороформ на нее должен был наноситься из опрыскивателя и вдыхаться вместе с воздухом. Впоследствии он предложил и полноценный набор для анестезии, в который, помимо маски и распылителя, входили роторасширитель и языкодержатель (во избежание асфиксии у оперируемого).

Лист из книги "Руководство по технике военной хирургии"«Прием Эсмарха»: борьба с асфиксией при анестезии

«При асфиксии необходимо немедленно открыть больному рот, выдвинуть нижнюю челюсть вперед двумя руками, расположив указательные пальцы на восходящую ветвь и угол челюсти таким образом, что нижние зубы должны выступать кпереди от верхних … Если это не может быть выполнено из-за судорожного сокращения мышц, раздвиньте зубы расширителем, захватите конец языка пальцами или языкодержателем и вытяните язык изо рта насколько это возможно»

Эсмарх был апологетом максимально щадящего хирургического вмешательства, что также пропагандировали и Лангенбек, и Пирогов. Благо такие нововведения, как пироговское гипсование раздробленных конечностей, позволили резко сократить количество ампутаций, а с ними — и летальных исходов. Эсмарху удается (и это одна из его наиболее значительных заслуг) решить проблему кровопотери при операциях и ампутациях путем искусственного обескровливания конечности с помощью тугого бинтования конечности резиновым бинтом с наложением на верхнюю ее часть жгута. Эластический резиновый «бинт Эсмарха» широко используется в хирургии и в наши дни.

Оказался Эсмарх и на переднем крае другого революционного тренда в медицине: асептики и антисептики. Еще в 1860-х годах идея о том, что причина инфекций — это не миазмы и не нарушение баланса гуморов внутри организма, а микроорганизмы, еще казалась многим чересчур смелой. Но уже во второй половине десятилетия британец Джосеф Листер, ознакомившись с идеями Луи Пастера, внедряет у себя в операционной комплекс антисептических мер: обработку одежды, медицинских инструментов и повязок карболовой кислотой, что позволило резко снизить смертность среди пациентов. Эсмарх, с одной стороны, был одним из первых, кто стал широко использовать стерилизацию в операционных, с другой — еще в начале 1860-х годов предложил использовать для борьбы с воспалениями и нагноениями ран криотерапию. Но одну из важнейших своих инноваций в этой области он предложил позже, в конце 1880-х годов — речь идет об индивидуальных стерильных перевязочных пакетах (треугольный платок, шарики с раствором карболки, марлевый бинт и булавка). Его стараниями они были внедрены в армии вновь созданной Германской империи, а вслед за нею и в войсках других стран.

Изобретение же им в 1860-х годах усовершенствованной конструкции клизмы в виде подвешиваемой металлической кружки для введения больших объемов жидкости в кишечник, едва ли можно на этом фоне назвать главным его изобретением.

ТРИАЖ И САМАРИТЯНСКИЕ ШКОЛЫ: ЭСМАРХ КАК ОРГАНИЗАТОР МЕДПОМОЩИ

«На войне главное не медицина, а администрация», – говорил Пирогов. Вот и Эсмарх, как в качестве хирурга, так и в качестве главного врача армии сумел существенно упорядочить саму систему оказания помощи раненым.

Одна из его заслуг в том, что, наравне с Пироговым, он сумел доказать полезность в армейских лазаретах эффективного «триажа» – рациональной медицинской сортировки раненых в зависимости от их состояния. «Те, кого могли бы спасти, – негодовал хирург, – умирают прискорбнейшим образом, потому что никто не понимает, как ускорить оказание им необходимой помощи».

Помимо сортировки потоков поступавших в лазареты, он также ввел в прусской армии санитарные поезда, облегчившие эвакуацию тяжелораненых в тыловые госпитали. Хотя он и не был автором самой идеи. Впервые железную дорогу для эвакуации раненых применили британцы во время Крымской войны, использовали санитарные поезда и в годы Гражданской войны в США. Но, так или иначе, для армии Пруссии это был большой прорыв.

"Первая помощь", книга, написанная Эсмархом в 1882 годуЕще одна неоспоримая заслуга Эсмарха — распространение навыков первой помощи среди населения. Взяв на вооружение прорывной опыт Британии, где уже в конце 1870-х годов появляются «ambulance classes», курсы первой помощи для гражданских лиц, он способствует основанию в Киле в 1881 году «обществ Самаритян» со школами, в которых желающие могли получить основные знания по анатомии и оказанию доврачебной помощи при несчастных случаях. Через пятнадцать лет «самаритянские школы» открылись практически по всей Германии, а вскоре они появляются и за границей, в том числе и в России. В 1914-18 годах многие выпускницы самаритянских курсов отправятся во фронтовые госпитали, надев форму сестер милосердия.

 

ЭПИЛОГ

Своей долгой и успешной врачебной карьерой Эсмарх заслужил не только признание властей и коллег по цеху, но и высокое положение в обществе молодой Германской империи. В 1872 году он, овдовевший к тому времени, женится вторично на особе княжеских кровей – Каролине Кристиане Августе Эмилии Генриэтте Елизавете Шлезвиг-Гольштейнской, тетке будущей германской императрицы Августы Виктории.

Признанный почетным гражданином родного Тённинга (1897) и Киля (1903), президент основанного им самим Германского хирургического общества, получивший, к тому же право именоваться почетной титулатурой «его Превосходительство», Эсмарх  скончался на 86 году жизни от инфлюэнцы.

Усыпальница Эсмарха находится в кильском некрополе Эйххоф.

04.01.2017