«Худший кошмар» вирусной пандемии, о котором США неоднократно предостерегали мировое экспертное  сообщество, похоже, вот-вот наступит. Дональд Трамп перешел от слов к делу и запустил процесс вывода страны из ВОЗ, о чем официально уведомил Генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша. Гром, раскаты которого слышались еще в апреле, когда Трамп приостановил новое финансирование международной организации,  грянул в первый понедельник июля.

Один против всех?
Все бы ничего, но Америка в лидерах по числу инфицированных и жертв нового коронавируса. Количество выявляемых случаев до сих пор растет в геометрической прогрессии, например, за полторы недели июля количество инфицированных увеличилось вдвое.
Решение Трампа о выходе из ВОЗ вызвало резкую критику со стороны как демократов, так и республиканцев, а также его союзников в Европе. Сенатор-демократ Роберт Менендес заявил, что этот шаг оставит Америку «больной и одинокой». Председатель комитета Сената США по здравоохранению республиканец Александер Ламар выступил с заявлением, в котором подчеркнул: «Конечно, необходимо тщательно изучить ошибки, которые Всемирная организация здравоохранения могла допустить в связи с коронавирусом, но время для этого после кризиса, а не в середине».
А соперник Дональда Трампа на ближайших президентских выборах Джо Байден пообещал избирателям: «В мой первый день на посту президента я присоединюсь к ВОЗ и восстановлю наше лидерство на мировой арене». К слову, заявление Байдена — огромный плюс в карму, обеспечивший, надо полагать, существенный прирост числа его сторонников. Ведь если Трамп доведет начатое до конца (процесс вывода занимает ровно год, при этом США будут обязаны выполнить все свои финансовые обязательства за этот период), проигравшими почти наверняка окажутся не только Штаты. Негативные последствия отразятся на всех 194 странах-участницах ВОЗ.
Эхо поспешных решений
Так чем же чреват выход США из состава ВОЗ?
Прежде всего потерей существенной дозы финансирования. США —   крупнейший донор ВОЗ и мощный игрок на поле формирования мировой политики здравоохранения, научных исследований и разработок. Его финансовые вливания (обязательные и добровольные) превышают 400 млн долларов в год, составляя примерно 15 % общего бюджета организации. Львиная доля этих средств затрачивается на ликвидацию полиомиелита, малярии, туберкулеза, ВИЧ/СПИД посредством финансирования программ вакцинации.
Звучат опасения, что выход США из ВОЗ поставит под угрозу также существование жизненно важных программ по контролю и ликвидации таких инфекций, как корь, лихорадки Эбола и Зика… Учитывая, что деятельность ВОЗ в основном сконцентрирована на экспертной, медицинской и технической помощи наиболее уязвимым странам и регионам, под удар  попадут самые бедные и слабые.
Естественно, потеря ключевого участника не может не затормозить разработку вакцин против коронавируса, а также значительно ослабить усилия по контролю за распространением инфекции во всем мире.
Парадокс в том, что выход из ВОЗ не несет никаких преимуществ и для Америки, кроме разве что сэкономленных денег, которые Трамп обещает направить на национальные нужды и в другие организации.
Вместе с тем США теряют доступ к глобальным информационным базам ВОЗ по контролю за различными заболеваниями. Это значит минус возможность оценивать, анализировать и использовать информацию для исследовательских целей, оказывать влияние на формирование мировой политики в области здравоохранения, применять свои разработки и научные достижения во всех странах мира. Это автоматический выход из всех совместных обоюдовыгодных проектов, что фактически свяжет руки американскому научному медицинскому сообществу и вынудит «вариться в собственном соку».
И это не считая того, что США автоматически попадают в конец очереди на получение вакцины от коронавируса в случае успешных ее поисков под эгидой ВОЗ…
Комментарий
Батыр Бердыклычев, руководитель Странового офиса ВОЗ  в Беларуси: «Конечно, этот вопрос больше относится к компетенции штаб-квартиры ВОЗ. Я ожидаю, что, скорее всего, это будет комментироваться на соответствующем уровне. По поводу возможных последствий. Конечно, вклад США достаточно существенный. Помимо регулярных обязательных взносов существуют еще всевозможные добровольные пожертвования для поддержки каких-то конкретных программ. Насколько это (выход США из состава стран-участниц ВОЗ. — Прим. «МВ») отразится на деятельности организации, будет зависеть от общего баланса и бюджета, потому что работа организации поддерживается подавляющим большинством стран-доноров. Недавно и Германия, и Франция заявили о существенном увеличении финансирования. Цифру точную не назову, но это сотни миллионов долларов. В сложившейся ситуации я не думаю, что кто-то в выигрыше. ВОЗ — это площадка для стран, чтобы формировать политику, создавать стандарты в области здравоохранения, протоколы лечения, формировать повестку для научных исследований. Потому, конечно, участие всех стран в этом процессе, особенно с таким потенциалом, как у США, представляет обоюдный интерес. Так что на сегодняшний день можно только сожалеть о таком решении».
20.07.2020